На Лысой Горе прошел фестиваль живой музыки для жити и нежити под открытым небом и, как обычно это бывает на Лысой Горе, не обошлось без инцидента: в самый разгар веселья часть гостей фестиваля подверглись атаке собственных кошмаров! Среди гостей фестиваля оказались доблестные сотрудники призрачного патруля, немедленно бросившиеся на защиту мирных маграждан. Экстренное расследование показало, что все жертвы кошмаров были отравлены обмани-травой. В то же время, в магмодном вампирском ресторане "Резиденция Дракулы" разворачивается будоражащая кровь драма: лысегорские сплетницы наткнулись на хитро замаскированный тайный ход.
Школа магии Тибидохс тоже не остается в стороне от общего безумия. В то время, как преподаватели по большому секрету обсуждают между собой пропажу могущественного артефакта, ученики школы собираются на ужин, ничего не зная, но начиная подозревать недоброе. Таня Гроттер, улавливая общее беспокойство, уже находится на стартовой позиции, готовая прямо с ужина отправиться на спасение мира!
ВЛОБ запугивает жителей Лысой Горы новым вирусным сглазом абсолютного исчезновения. Но не стоит раньше времени закапавыться, гадики ненаглядные, для снятия сглаза уже разработано чудо-зелье! Получить антидот можно совершенно бесплатно, поставив подпись в
Добродня, юные продрыглики! Поприветствуем друг друга по правилам: пожмем руки-лапы-когти, трижды сплюнем через левое плечо и громко произнесем "ХМЫРИС-ЗАХОМЯЧИС". И если, дорогие продрыглики, в течение трех дней после произнесения приветствия Вы не присоединитесь к Чароплету, то в ближайшее полнолуние злобный хмырь Гоша слопает все ваши вкусняшки.


ПУТЕВОДНЫЙ КЛУБОЧЕК
[строго запрещается разматывать]



МАГРОЗЫСК!
[за поимку выплатим 50 дырок от бублика и поставим бутылку настойки из жабьего кваканья]
Баб-Ягун Гробыня Склепова Владислав Вий
Вверх
Вниз

ЧАРОПЛЁТОВЫ ЛАПТИ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Вот так и живем

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://sg.uploads.ru/JAdNX.png
Вот так и живем

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

МЕСТО И ВРЕМЯ: события после «Посоха волхвов»;

УЧАСТНИКИ: Ванька Валялкин, Баб-Ягун, Лиза Зализина;

О П И С А Н И Е
«И кто поймет этих девушек? Одна обижена, другая слишком назойлива. Все, на постриг и в монастырь!» - но вместо этого маечник отправляется совершенно в противоположную сторону, а именно за советом к лучшему другу - Баб-Ягуну. На самой середине разговора друзья наталкиваются на Зализину, которая ни днем ни ночью не выпускает маечника из виду. Пока Ванек и Лизон выясняют отношения, тактичный Ягун пытается тактично улизнуть аля «третий лишний, ну и все такое». Не желающий оставаться тет-а-тет с Лизой, Ваня цепляется за возможность ускользнуть от излишне «допекающей» светлой вместе с лопоухим комментатором, но от Зализиной не так просто отвязаться. Но друзей поджидает неприятный сюрприз: кто-то проникает в комнату Ягуна и похищает нечто важное для бабушкиного внучка. Согласитесь, не оставлять же друга в беде?

Отредактировано Ванька Валялкин (2015-04-23 14:31:26)

+2

2

Это все из-за этого Разрази-Громуса! Ох, если бы я мог ей все объяснить еще раньше... почему, почему она не может понять, что мне нужно было это сделать? - подумал Ванька, смотря на свое отражение в зеркале. Отражение имело вид озадаченный с гримасой, полной страдания на лице. Потом отражение внезапно показало язык и засмеялось. Ванька в тот же миг отшатнулся, но потом с раздражением махнул рукой. С его перстня слетела искра, которая направилась к зеркалу. Отражение пыталось спастись от болющей зеленой магической искры, но она наконец достигла его, и оно, серлито посмотрев на Ваню, исчезло за правым углом. Иван, оставшись без своего отражения, отошел от зеркала еще в более хмуром и печальном расположении духа.
Таким он уже ходил недели две, потому что Таня не хотела с ним разговаривать, всем своим видом показывая, что глубоко обижена. Но Ваньку огорчал другой факт - из-за женского уязвленного самолюбия Гроттер начала общаться с Гурием Пуппером, который уже свыкся с мыслью, что Таня никогда не ответит на его письма и цветы хотя бы короткой записочкой на клочке разлинованной бумаги, и на радостях чуть было не поругался с самой доброй тетей, когда та попросила отдать ей Танино письмо. Он даже прилетел однажды на Буян, чтобы встретиться с Таней во время тренировки по драконболу, но прибывшие через десять минут магнетизеры увезли под поднявшийся шумок фанаток Пуппера в Тибидохсе, поминутно размахивая перед глазами радостного и пребывающего в мечтах звездного драконболиста стекляными магическими шарами. Но не сам прилет мальчика на милион зеленых мозолей  привел Ваньку в бешенство и отчаяние, а поведение Тани: он прекрасно видел, что она все сделала назло ему, Ваньке. О, как он был зол, когда Пуппер нагло обхватил ее за талию. По перстню маечника уже бродили зеленые искры, готовые в любую секунду прилететь прямо в лоб нахальному англичанину удвоенным Искрисом Фронтисом.
После этого случая, Ваня и вовсе перестал разговаривать с кем-либо, заметно посерел и впал в своего рода меланхолию. Масла в огонь добавляла и Зализина, которая демонстративно обвиняла Гроттер в том, что она «совсем загубила Ванечку, эта бородавчатая скульптура на тему носа и контрабаса!». При этом сам Валялкин пытался угомонить Лизон, чтобы она прекратила говорить про Таню плохие и обидные слова. Но не только потому, что Гроттер такой вовсе не являлась, а что подобные оскорбления наносили Ваньке еще больший вред, чем даже самой Тане. Лизон искренне удивлялась тому, что Ванька заступается за Гроттершу, ведь это же она поступила с ним подло, а Лиза лишь пытается восстановить справедливость, ну и заодно завоевать расположение маечника.
Насмотревшись на неподдельное негодование Зализиной и демонстративное игнорирование Гроттер, Ванька, как говорится, залег на дно. Но, уже не в силах сдерживать накопившиеся эмоции, Валялкин понимает, что ему нужно с кем-нибудь поговорить, излить свою душу понимающему собеседнику, которому он всецело доверяет. Единственным, на кого он может положиться, остается лучший друг и отличный драконболист Баб-Ягун.
Так Ванек и решил сделать. Накинув поверх латаной-перелатаной желтой майки спортивную толстовку, Валялкин отправился на поиски ушастого и разговорчивого внучка. Ноги сами привели парня к комнате друга, дверь которой, увы, была закрыта и защищена заклинанием. Ванек, потоптавшись немного у порога, решил было уйти, но его привлек внезапно раздавшийся звук падающего предмета, очень похожего на один из распотрешенных пылесосов, которых у Ягуна целое кладбище. Валялкин недоуменно вскинул бровь и внимательно прислушался, но его ждало разочарование - больше ничего подобного не повторилось. Странно, у Ягуна есть привычка снимать заклинание, если он находится у себя, - подумал он. - хотя мне могло и послышаться. Словно убеждая сам себя, Иван стал постепенно удаляться по коридору от комнаты, все еще напрягая слух на повторение каких-либо звуков. Ничего больше не происходило. Ванька спокойно пошел дальше, но интуиция подсказывала ему, что за дверью действительно кто-то находился. Пройдя мимо общей гостиной, которая была заполнена до отказа младшекурсниками, Ваня увидел вдали идущую ему навстречу фигуру, несущую нечто громоздкое, что с чуть ли не с маниакальным упорством отбивает ей колени. Показались темно-рыжие, слегка вьющиеся короткие волосы, ощипанный во многих местах свитер, да и наконец предмет стал обретать очертания знакомого контрабаса. У Вани защемило сердце. До боли знакомые каре-зеленые глаза посмотрели на него и в тот же миг переключились на обстановку, царившую в гостиной. На Ваню, до этого бывшего в оцепенении в нелепой позе, с выпученными как у несчастного Бобика глазами, подействовал этот взгляд словно кушак холодной воды. Он кинулся наперерез Тане, которая в последний момент с наработанными навыками драконболистки увернулась от него, несмотря на достаточно тесную обстановку и объемный контрабас, который при Танином полном росте в длину достигал ей до подборотка.
- Давай я помогу! - чуть ли не вскричал Ванек. Он собрался было попытаться снова подхватить контрабас Феофила Гроттера из Таниных рук, но ее слова еще больше выбили из него воздуха, сказанные так обыденно и безучастно, что лучше бы они были брошены зло или с затаенной обидой. И тут Валялкин не смог выдержать: он кинулся со всех ног прочь из гостиной, так и не заметив, как пальцы Тани сжали контрабас, а нижняя губа стала кровоточить от стиснутых словно от внезапной боли зубов...
Ванька опомнился только тогда, когда согнулся пополам от боли в области диафрагмы, жадно хватая ртом воздух. Потом, отдышавшись, он огляделся: оказалось, он пробежал половину Тибидохса и спустился на нижний этаж, где одна из ближайщих к парню дверей выводила во внутренний двор школы. Решив, что ему нужно немного проветриться после всего слцучившегося, маечник прошел по узкой галерее и вышел на улицу. В воздухе стоял запах сирени и рыбы, которая водилась в фонтане, стоявшего праткически в самом центре двора, приводя перфекциониста в дикую истерику не только своим местоположением, но и своей формой. Рядом с журщачим фонтаном Ванька заметил пухловатую фигурку, очень скоро обещавшую при должной физической нагрузке обрести отличные атлетические формы, парня. Он склонился практически над самой водой и что-то усиленно пытался из нее достать. Лишь по пунцовеющим и непропорционально большим ушам, выпирающих из-под кепки, Ванек догадался, что это и есть Ягун, который был крайне ему необходим. Он подошел к другу сзади и встал таким образом, чтобы попасть в поле зрения бабушкина внучка и одновременно не напугать его. В то же время Ягун издал вздох, полный разочарования.
- Привет, Ягун, - начал тривиально Ванек. - что делаешь?

+3