На Лысой Горе прошел фестиваль живой музыки для жити и нежити под открытым небом и, как обычно это бывает на Лысой Горе, не обошлось без инцидента: в самый разгар веселья часть гостей фестиваля подверглись атаке собственных кошмаров! Среди гостей фестиваля оказались доблестные сотрудники призрачного патруля, немедленно бросившиеся на защиту мирных маграждан. Экстренное расследование показало, что все жертвы кошмаров были отравлены обмани-травой. В то же время, в магмодном вампирском ресторане "Резиденция Дракулы" разворачивается будоражащая кровь драма: лысегорские сплетницы наткнулись на хитро замаскированный тайный ход.
Школа магии Тибидохс тоже не остается в стороне от общего безумия. В то время, как преподаватели по большому секрету обсуждают между собой пропажу могущественного артефакта, ученики школы собираются на ужин, ничего не зная, но начиная подозревать недоброе. Таня Гроттер, улавливая общее беспокойство, уже находится на стартовой позиции, готовая прямо с ужина отправиться на спасение мира!
ВЛОБ запугивает жителей Лысой Горы новым вирусным сглазом абсолютного исчезновения. Но не стоит раньше времени закапавыться, гадики ненаглядные, для снятия сглаза уже разработано чудо-зелье! Получить антидот можно совершенно бесплатно, поставив подпись в
Добродня, юные продрыглики! Поприветствуем друг друга по правилам: пожмем руки-лапы-когти, трижды сплюнем через левое плечо и громко произнесем "ХМЫРИС-ЗАХОМЯЧИС". И если, дорогие продрыглики, в течение трех дней после произнесения приветствия Вы не присоединитесь к Чароплету, то в ближайшее полнолуние злобный хмырь Гоша слопает все ваши вкусняшки.


ПУТЕВОДНЫЙ КЛУБОЧЕК
[строго запрещается разматывать]



МАГРОЗЫСК!
[за поимку выплатим 50 дырок от бублика и поставим бутылку настойки из жабьего кваканья]
Баб-Ягун Гробыня Склепова Владислав Вий
Вверх
Вниз

ЧАРОПЛЁТОВЫ ЛАПТИ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЧАРОПЛЁТОВЫ ЛАПТИ » САМАЯ ВЕРХНЯЯ ПОЛКА » Не беги от чудовища!


Не беги от чудовища!

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

http://replygif.net/i/737.gif
Не беги от чудовища!

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

МЕСТО И ВРЕМЯ: о. Буян, после событий книги "Колодец Посейдона";

УЧАСТНИКИ: Таня Гроттер, Глеб Бейбарсов;

  ОПИСАНИЕ
Глеб Бейбарсов,от нечего делать, по глупости напугал Таню Гроттер разными байками о страшном чудовище, которое живёт на страницах старинной книги, и если прочесть историю вслух, то чудовище оживёт и отправится на охоту. Всё бы ничего, если бы Татьяна не поверила в эти глупые и весьма опасные, как оказалось, рассказы. А сильно верить в волшебном мире, как говорится, немного опасно и чревато последствиями, но некромаг об этом не спешил задумываться. Вот и вышло, что чудище оказалось на свободе, и теперь с ним надо срочно что-то делать, ибо пока Грозная Русская Гротти спешит на помощь, чудовище нагло вступает в действие!

Отредактировано Глеб Бейбарсов (2015-04-18 19:51:52)

+2

2

В комнате было спокойно и тихо, лишь какая-то совершенно случайная книга из прекрасных запасов джинна Абдуллы валялась где-то совсем рядом на кровати, но Таня мало ею интересовалась. Дверь была закрыта на заклинание, уже, скорее, по привычке, потому что Гробыня прекрасно знала, как её открывать, а остальным нечего было ходить в гости к одиноким и не слишком скучающим девушкам, потому что желающих порой слишком много. Вот ещё явится какой-то первокурсник относительно драконбола, его ж, болезного, Склепова до удара сердечного собственными вопросами доведёт! Да и вообще, в последнее время Таня предпочитала использовать заклинание во избежание неприятных ситуаций. Спокойствие и только спокойствие - знать бы тот момент, когда Грозная Русская Гротти научилась осторожничать, да она как-то не спешила ловить сие мгновение за хвост и пытаться внимательно его изучать.
Тане было скучно. Уже наступило лето, обычно достаточно тёплое, но сегодня потрясающе дождливое, и Гроттер бросила взгляд на окно, за которым упорно, уже который день подряд, словно издеваясь, лил дождь. Неделя не самой приятной погоды плавно переходила в месяц ливней, дождей и едва ли не вьюги, что было бы ну уж точно слишком, а девушка мечтала полетать.
Она, грустно бросив взгляд куда-то то ли на лес, то ли на драконбольное поле, то ли просто на серое и неприятное на вид не было, потянулась за футляром от контрабаса, который скоро начал бы блестеть, аки начищенный пятак, если, конечно, она будет продолжать подобным образом занимать всё своё свободное время, полируя свой контрабас.
- Внученька, если ты своими стараниями перетрёшь на моём драгоценном инструменте струны или, не приведи Древнир, протрёшь в нём дыру, ты знаешь, что тебе будет! - когда речь шла не о её поведении, а о фамильном контрабасе, Феофил предпочитал вмешиваться сразу и побыстрее, но Таня не стала пока что обращать на него совершенно никакого внимания. В конце концов, всё равно это не подарит ей большого счастья - то, что она примется спорить с родным дедушкой. Родственник обладал достаточно противным характером и предпочитал поучать её на каждом шагу, и пусть Таню в последнее время от этого уже немного колотило, рыжеволосая терпела, сцепив зубы.
- Не бойся, не протру! И вообще, разве тебе не нравится, что я забочусь о контрабасе? - Гроттер вздохнула.
"Да знаю я, что в последнее время слишком забочусь", - мысленно промолвила Таня, поминая незлым тихим словом дождь и всё остальное, что не давало спокойно полетать где-то там, в ясном и чистом небе, которое Тибидохс уже непонятно сколько времени не видел, и вновь продолжила стирать невидимые соринки с поверхности контрабаса, поймав себя на мысли, что до дыры в грифе от такой внезапной чистоплотности ей и вправду не так уж и далеко.

+1

3

Глеб наконец-то дошёл до комнаты Гроттер, собираясь постучаться, чтобы проверить, есть ли она в комнате. Правда, он не успел сделать это, потому как слишком рано услышал откуда-то оттуда не слишком громкий голос девушки.
- Не бойся, не протру! И вообще, разве тебе не нравится, что я забочусь о контрабасе? - вероятно, Таня разговаривала с собственным дедушкой, потому что других причин разговора о контрабасе Глеб не видел. Феофил Гроттер казался единственным, кто способен настолько часто вспоминать о фамильном полётно-магическом инструменте, по крайней мере, Бейбарсов никого другого не знал.
Заклинание, которое Таня, а возможно, её соседка Склепова наложила на дверь, оказалось мало того, что совершенно слабеньким, так ещё и тёмным, а тёмная магия преграды для некромага не становила. Он даже не попытался его снять, а попросту потянул за ручку двери, чувствуя лёгкое и весьма неприятное покалывание. В конце концов, почему-то спустя мгновение неприятное воздействие окончательно прекратилось, и Глеб перешагнул через порог, подозревая, что Таня могла уже понять, что к ней явно кто-то ломится в комнату и снять на несколько мгновений заклинание с двери. Или не стала этого делать, а просто заклинание временно перестало действовать - защита называется! Даже не ментальная, скорее наоборот, чисто физическое наказание, тому, кто открывает дверь без спроса, достаётся короткий удар то ли током, то ли ещё какой-то радостью. Глеб не стал вникать в детали, попросту переступив через порог и теперь внимательно глядя на Гроттер.
- Плохо защищаетесь, - протянул он, наблюдая за тем, как девушка пыталась привести в порядок и без того идеальный контрабас. - Скучаешь?
Дожидаясь ответа от девушки, которая обычно на него реагировала весьма скованно и без особого желания продолжать разговор, Глеб устроился на краю кровати, нагло отодвинув в сторону контрабас, и взял в руки книгу, которая валялась до этого на полу. Эта, кажется, была вполне безвредной, ибо вот то же нежитеведение класть можно было исключительно на стол и перпендикулярно краю столешницы, иначе начинались проблемы. Смешно сказать, но эта книжечка даже некромага умудрилась цапнуть за палец, интересно, что бы она сделала с каким-нибудь светлым... не слишком умным магом? Или с первокурсником?
- Ты это читаешь? - удивился Глеб, обнаружив, что это просто сбор каких-то глупых историй, и книга вообще практически не магического направления - удивительно, что она могла оказаться в Тибидохсе, но печать библиотеки явно Тибидохская, магическая, нестираемая, ещё и со следами слежения. А если книгу хорошо охраняют, то из этого можно придумать... неплохую историю. Может, хоть повеселит загрустившую из-за дождя Гроттер?

+1

4

Гроттер уже было приступила к собственному излюбленному занятию  в виде полировки контрабаса, но её нагло прервали. Кто-то успел уже открыть дверь, а Таня чисто случайно пробормотала заклинание, которое позволило бы незваному гостю спокойно зайти в комнату, а только после поняла, что на самом деле это был Бейбарсов.
- плохо защищаетесь... Скучаешь? - явно намекая на слабую защиту на двери, а после - на её нынешнее занятие, весело поинтересовался Бейбарсов. Таня нахмурилась и попыталась проигнорировать его присутствие, но ничего не получилось. Рыжеволосая только всё больше и больше злилась на некромага, посему, отбросив тщетные попытки успокоить себя путём протирания дыры в контрабасе, она поспешила спрятать оный в футляр и закрыть тот на защёлку, а после спрятать под кровать, где обычно и лежал её музыкально-полётный инструмент, которого Бейбарсов прозвал ещё и магическим. Сколько б Феофил не пытался уговорить внучку считать этот инструмент магическим, Таня не могла, контрабас для неё был исключительно для полётов, а остальное упорно казалось девушке набором функций, доступных для сильных магов, а не для такой, как она.
- Ты это читаешь? - - внезапно удивился Глеб, помахивая у Тани перед носом книжицой и перелистывая её. Гротетр недовольно фыркнула, а после устроилась на кровати - собственной, между прочим, на которую она никого не приглашала! - рядом с некромагом и заглянула ему через плечо. Глеб как раз долистал до какого-то гадкого чудища, о котором была очередная не самая приятная сказка, возможно, даже лысегорская - Таня не была уверена в том, что такое стоит читать на ночь.
- Гадость какая, - недовольно проворчала она. - Убери эту книгу, я вообще собиралась вернуть её в библиотеку. Склепова когда-то взяла, а мне дала почитать, но мне не нравится!
Таня бросила ещё один взгляд на чудище, изображённое на странице, и оно ей показалось почище самой Чумы-дель-Торт - девушка обиженно отвернулась, давая понять, что разговор может продолжать исключительно после того, как Глеб сию гадость уберёт.

+1

5

- Гадость какая, - недовольно проворчала Таня. - Убери эту книгу, я вообще собиралась вернуть её в библиотеку. Склепова когда-то взяла, а мне дала почитать, но мне не нравится!
Бейбарсов отмахнулся и книгу закрывать не стал. Обиженная на весь мир, но сидевшая слишком рядом Татьяна его только радовала, и Глеб повернулся к ней, нагло обнимая девушку за талию и даже притягивая её к себе. Книгу парень так и не выпустил из рук, потому что ему с какой-то радости показалось, что оная может стать неплохим способом для занятного продолжения разговора, по крайней мере, на сегодняшний день. Посему Бейбарсов вновь открыл книгу на странице с тем же чудовищем, и внимательно вчитался в сказку, не собираясь отодвигаться от Гроттер хотя бы на несколько сантиметров, но при этом активно делая вид, что ему абсолютно всё равно, что Татьяна упорно молчит и не собирается отвечать на его наглое поведение собственными недовольными восклицаниями и попытками отобрать книгу и сдать её обратно Абдулле. Более того, Глеб не поверил в то, что эту книгу взяла Склепова, вероятно, когда-то Таня решила почитать нечто подобное, а теперь попросту поняла, что боится чудовищ, которые там изображены.
Сказки вообще-то были достаточно интересными. Как для Глеба, они даже показались весьма увлекательными, а ничего особенно страшного в них Бейбарсов не заметил, но, тем не менее, он девицей не был, а соответственно, понимать женскую логику и женские страхи тоже не мог. Правда, Глеб не относился к той категории людей, которые считали женщин глупыми и способными только варить борщи; он, как ни крути, был братом по дару самой Свеколт, а поэтому прекрасно знал, что умнее человека будет отыскать практически невозможно... А если ей понадобится вышеупомянутый харч, то она скорее наколдует самобранку, ибо по законам какой-то там трансфигурации еду нельзя, чем стала бы около плиты не из-за зелья, а из-за банальных потребностей в еде. Поэтому некромаг предпочитал не использовать подобные громкие заявления. Но в том, что Гроттер испугалась этого прыгающего на картинке урода, нет ничего удивительного, такое счастье утречком увидишь - можешь с кровати свалиться, если у тебя не было предварительной подготовки.
- Есть одна интересная история об этом чудовище и об этой книге, вот мне и интересно, откуда у Склеповой такая уникальная книга... Да, действительно, давно я не видел ничего подобного... И как только Абдулла что-то подобное смог отдать Гробыне, она ж безответственная! - Глеб говорил с таким видом, словно в руках держал справочник с миллионом заклинаний для убийства, которое возможно скрыть.

+3

6

Глеб упорно не хотел отдавать ей книгу и вообще прекращать дразниться и говорить всякие ужасы. Таня расстроенно посмотрела на некромага и, пообещав себе, что сейчас же выставит его за дверь, попыталась как-то умерить собственное любопытство. Оное, явно издеваясь, разыгралось ни на шутку и явно стремилось натворить множество бед, поэтому Таня то и дело косилась на книгу, которую не смогла читать, несмотря ни на что, и внимательно рассматривала картинку с отвратительным чудовищем. То прыгало, извивалось ужом и творило вообще непонятно что, кажется, ожив от единственного прикосновения некромага, а может, и перед этим картинка была двигающейся, просто Таня не заметила. Если это было нарисовано рукой мага, то и вправду должно быть достаточно подвижным, но Гроттер всё равно пока что на этот счёт не особо задумывалась.
- Есть одна интересная история об этом чудовище и об этой книге, вот мне и интересно, откуда у Склеповой такая уникальная книга... Да, действительно, давно я не видел ничего подобного... И как только Абдулла что-то подобное смог отдать Гробыне, она ж безответственная!
- Он совершенно не говорил об опасности! - воскликнула Таня, а после вовремя прикусила язык, поняв, что окончательно сдала себя и теперь уже отговориться точно не получится. - Склепова мне рассказывала о том, что Абдулла с лёгкостью отдал ей эту книгу, даже не так - скорее с радостью, она ему была совершенно не нужна. А ты ведь знаешь, как Абдулла любит книги, с чем-то ценным или интересным он бы так просто ни за что не стал бы расставаться.
Гроттер вздохнула. Ей уже стало интересно, и теперь девушка внимательно смотрела на некромага, словно дожидаясь, когда Глеб что-то скажет. Единственное, что он как-то не особо спешил это делать, но Таня упорно заставляла себя молчать. Наконец-то терпение окончательно предало её, и Гроттер, посмотрев на Глеба, а после на отвратительное чудовище, решилась всё-таки потребовать от Глеба куда более детальный рассказ, чем он нынче ей предоставил. Имеет, в конце концов, право!
- А что такого в этой книге и в этом чудовище? Урод уродом, страшный и неприятный, но... Разве тут есть что-то до такой степени опасное, чтобы можно было книгу прятать едва ли не в закрытый доступ? Как по мне, самое банальное литературное произведение, в котором совершенно нет ни единого смысла. Так, литература для развлечения! - голос выдавал определённое беспокойство, и Таня не выдержала и спросила уже прямо. - Ну так что за чудовище? Глеб, ну расскажи!

+2

7

- А что такого в этой книге и в этом чудовище? Урод уродом, страшный и неприятный, но... Разве тут есть что-то до такой степени опасное, чтобы можно было книгу прятать едва ли не в закрытый доступ? Как по мне, самое банальное литературное произведение, в котором совершенно нет ни единого смысла. Так, литература для развлечения! - голос выдавал определённое беспокойство, и Таня не выдержала и спросила уже прямо. - Ну так что за чудовище? Глеб, ну расскажи!
Бейбарсов весело рассмеялся, покосившись на Гроттер, и вновь усадил её поближе к себе, чтобы девушка могла видеть отвратительную картинку с лысоватым, наглым на вид чудовищем, которое продолжало беспорядочно подпрыгивать на своей странице. Тане оно явно не нравилось, а вот Глеб совершенно никакого отвращения не испытывал, скорее очень даже наоборот, но и говорить ничего тоже не собирался.
- Ну, слушай, если хочешь, но после на меня не жаловаться! - строго предупредил Бейбарсов. - Когда-то давно... - интересно, Таня поймёт, какую ерунду он ей вообще говорит, или поверит в только что сказанное? - жил один маг, который стремился к могуществу. Они, правда, все стремились и мечтали о том, чтобы стать всесильными, вот только этот почему-то особенно упорствовал... И однажды второй, шутник с весьма плохой репутацией, предложил ему идеальный выход. Сказал, что тот маг будет жить вечно, никогда не будет страдать от голода или холода, и ни один враг не сможет победить его. Слово, сказанное о нём, само будет восставать против того, кто говорил, и лишь огонь сможет навредить магу, но только до того, как произнесёшь хотя бы слово об этом маге. Естественно, он согласился и с огромной радостью подписал кровью договор, который от этого мгновения нельзя было отменить, потому что то, что подписывается кровью на предложенном некромагом листе, отменить невозможно, это то, что вообще нельзя делать, если опасаешься и не знаешь условий договора до конца. Договор был написан кровью в полночь, заверенный двенадцатью магами, и никто не собирался отказывать этому в подобном, словно тот не должен был стать могущественнее их всех.
При этих словах чудовище на картинке завертелось с удвоенной силой и принялось едва ли не бросаться на Бейбарсова и Таню. Глеб щёлкнул ногтём по картинке, заставляя его успокоиться, и едва сдержался, чтобы не захлопнуть книгу, потому что чудище уже достаточно серьёзно его раздражало и вызывало крайнее недовольство. Впрочем, сейчас было явно не до того - и Бейбарсов, продумав собственную сказку до конца, продолжил, косясь на Гроттер и думая, поймёт ли девушка, что он всего лишь шутил.
- И спустя месяц, как тот и обещал, колдовство сработало. Сначала маг превратился в огромное, страшное чудище, которое в зеркале стало для него самым отвратительным на свете - и он испугался сам себя. Он бросился к двери, но так и не успел сделать ни единого шага. Открытая на чистой странице книга сказок затянула его в себя, и с тех пор сказка о гадком чудовище навеки сохранилась на страницах, а само чудовище осталось на нём одним-единственным изображением. Книгу сказок забрал тот маг, который подписывал договор, и оставил у себя в библиотеке, но эту сказку он никогда не читал вслух, - Бейбарсов приобнял Таню за талию, продолжая рассказ. - И, казалось, этот маг уже не мог никому навредить, вот только тот, кто заколдовал его, всё-таки не обманул. Чудовище действительно нельзя было разрушить, и оно творило бы всё, что угодно, если бы выбралось из книги, а выбраться из книги оно могло только одним способом - если бы кто-то прочёл вслух хотя бы несколько предложений из этой сказки. Тогда чудище стало бы живым, и остановить его было бы практически нереально, способы нигде не указаны. До того, как оно станет реальным, остановить его просто - надо лишь сжечь книгу... Но не советую это делать с библиотечной книжкой Абдуллы.
Заметив на обложке знак издательства и так же пометку о тираже, Глеб поспешил прикрыть её рукой, чтобы Таня часом не заметила, что таких книг по всему миру хватает.

0

8

- ...Тогда чудище стало бы живым, и остановить его было бы практически нереально, способы нигде не указаны. До того, как оно станет реальным, остановить его просто - надо лишь сжечь книгу... Но не советую это делать с библиотечной книжкой Абдуллы. - спокойно окончил собственный рассказ Бейбарсов, вновь бросая на Гроттер спокойный и немного издевательский взгляд. Тане, впрочем, было немного не до шуток - она побледнела и с куда большей опаской посмотрела на книгу, которая теперь не внушала ей совершенно никаких положительных чувств, по крайней мере, Тане так показалось. Рыжеволосая мрачно посмотрела на картинку, а после выдернула из рук Бейбарсова фолиант, принимаясь его листать с такой ненавистью, словно сейчас она была готова разорвать каждую страничку этой книги. Но рвать, естественно, ничего было нельзя, и теперь Таня попросту недовольно покачала головой, словно пытаясь убедить себя в том, что Глеб попросту глупо пошутил. Естественно, это могло быть вполне в его стиле, но, тем не менее, Таня почему-то слишком сильно поверила и теперь с опаской смотрела на книгу и, пожалуй, не решилась бы ни за что промолвить ни единого слова, точнее, не захотела бы зачитать хотя бы пару строк из книги. Но теперь хотелось доказать Глебу, что она совершенно не испугалась и считает это абсолютным бредом, ведь иначе последствий не миновать. Таня прекрасно знала, что некромаг от неё просто так не отстанет и будет, гадина такая черноволосая, издеваться каждый раз, стоит ей только упомянуть о книге, чудовище или чём-то подобном. И, в конце концов, не только ведь вслух, а и даже мысленно, потому что, в конце концов, Глеб постоянно её подзеркаливает! Нет, он не телепат, вот только уровень его магии явно позволит сделать нечто подобное, и совершенно без её ведома.
"Что же делать, что же, чёрт возьми, с этим всем делать... Сказать, что не верю? - Таня сама не знала, почему такой простой вопрос вдруг стал вызывать у неё настолько много мыслей и желания сбежать от горькой и крайне неприятной правды о собственном страхе, о некой трусости даже, которая теперь упорно одолевала девушку. - Вот, так и скажу, потому что это глупости и пугаться тут нечего!"
- Не такое уж оно и страшное, чтобы пугаться и смотреть на него так, как ты смотришь, - наконец-то спокойно ответила Гроттер. - Как по мне, вообще ничего удивительного, просто гадкое, да и всё... и это не может быть правдой! Так не бывает!
Таня отбросила фолиант в сторону, вновь швырнула его на пол, не желая держать эту гадость даже в руках. Нет, сегодня же она отправится к Абдулле и спокойно отдаст ему эту книгу, от греха подальше, всё равно эти Лысегорские сказки не имеют совершенно ничего интересного... Нет, интересное там есть, пожалуй, вот только всё равно как-то это кажется ей менее... Увлекательным и полезным. В конце концов, не стоило даже и брать такую книгу, особенно если то, что сказал Глеб, правда.

Отредактировано Таня Гроттер (2015-04-27 17:19:03)

0

9

- Не такое уж оно и страшное, чтобы пугаться и смотреть на него так, как ты смотришь, - наконец-то спокойно ответила Гроттер. - Как по мне, вообще ничего удивительного, просто гадкое, да и всё... и это не может быть правдой! Так не бывает!
Бейбарсов хмыкнул. Таня явно не особо радовалась подобным известиям и тому, что на самом деле что-то такое может существовать, и сейчас мрачновато смотрела на Глеба, словно сейчас мечтала его удушить прямо на месте за подобные заявления. Глеб пожал плечами, а после поднялся на ноги и обнял Гроттер за талию, притягивая её к себе и утыкаясь носом в рыжие волосы.
- Трусиха ты, Гроттер, - с издевкой в голосе протянул парень, поглаживая её по спине. - Боишься какого-то глупого книжного чудовища и не можешь даже поверить в то, что я говорю, только потому, что тебе так удобнее... а разве на самом деле ты не веришь, Танька?
Глеб с интересом заглянул в её зелёные глаза, словно пытаясь испытать девушку на предмет смелости, будто бы она прежде недостаточно доказывала, что на самом деле она на многое способна и достаточно смелая, чтобы позволять себе мелкие слабости хотя бы иногда, к примеру, страх от отвратительного и вредного чудовища, которого на самом деле не существовало.
Бейбарсов внимательным взглядом рассматривал рыжеволосую, с некоторым издевательством дёргая её за рыжий локон, словно пытаясь заставить Таню почувствовать себя ещё более неудобной и быть явно не в своей тарелке.
- Ладно, не переживай. Ты ведь не читала из этой книги ничего вслух, тем более об этом чудище, так что не бойся ты этой гадости и забудь. Просто сдай книгу в библиотеку.
Наверное, зря он шутил на эту тему. Но кто знал, что Таня будет так реагировать, она, по его мнению, должна была просто посмеяться!

+1

10

Бейбарсов, явно издеваясь над нею, притянул девушку к себе, стремясь едва ли не поцеловать. Таня покраснела, дёрнувшись в его руках и пытаясь как минимум ударить Глеба, но тот явно не спешил откладывать собственные намерения в сторону, словно ему совершенно ничего  в этом мире не грозило. Бейбарсов вообще достаточно часто реагировал на девушку подобным образом, а сейчас Тане стало не по себе. Что за человек, сначала пугать, после обнимать! Будто бы ждал, что она бросится ему на шею, моля спасти её от этого чудища.
- Трусиха ты, Гроттер, - с издевкой в голосе протянул парень, поглаживая её по спине. - Боишься какого-то глупого книжного чудовища и не можешь даже поверить в то, что я говорю, только потому, что тебе так удобнее... а разве на самом деле ты не веришь, Танька?
Таня отвернулась и ещё больше помрачнела. Ей не хотелось пугаться, наоборот, девушка надеялась на то, что она может быть смелой, что спокойно посмотрит сейчас некромагу в глаза и не станет показывать собственные страхи, но Бейбарсов не оставлял её в покое, а страх стал слишком сильным.
- И совсем я не трусиха! - наконец-то спокойно ответила Гроттер, гордо вскинув голову. - И убери от меня свои руки, некромаг, иначе я тебе сейчас так врежу, что Ягге твои зубы не соберёт!
- Ладно, не переживай. Ты ведь не читала из этой книги ничего вслух, тем более об этом чудище, так что не бойся ты этой гадости и забудь. Просто сдай книгу в библиотеку.
- Ничего подобного, совершенно я и не переживала! Вот, сейчас я тебе докажу...
Таня, не задумываясь, схватила книгу и принялась её перелистывать, открывая место с тем самым чудищем. Оно показалось рыжеволосой ещё более противным, но Гроттер покрепче сжала книгу в руках и уверенным, едва ли не дикторским голосом принялась зачитывать.
- ...И проревел он имя её, хватая за руку и пытаясь столкнуть куда-то вниз, а после впился своими отвратительными зубами в руку и... - Гроттер не успела договорить. Её пошатнуло и словно куда-то толкнуло, а после рыжеволосая поняла, что книга свалилась на пол и теперь светится непонятным синеватым огнём.

+1

11

Бейбарсов почему-то вдруг вспомнил о том, что магам нельзя верить во что-то слишком уж фантастическое. Это фантастическое в таких случаях имеет отвратительное свойство сбываться и становиться весьма вредной и опасной, более чем опасной реальностью. Рассказ же о чудовище был не одним из самых приятных, но Глеб так и не успел ничего сказать.  Таня уже успела зачитать совсем маленький отрывок из книги, но какая-то странная волна магии отбросила её в сторону, прямо на кровать, а сам фолиант, раскрывшись на той странице, где было изображено само чудовище, и начала светиться ярким синим светом, словно некромагия. Бейбарсов и сам чувствовал эту ауру, словно что-то случилось и должно было вот-вот превратиться в сплошлой кошмар.
Чудовище начало разрастаться. Бейбарсов от магической волны и сам умудрился свалиться на кровать Гроттер, причём рядом с девушкой. Картинка становилась объёмной, а спустя несколько мгновений превратилась в что-то реальное и весьма ощутимое, надо сказать, далеко не самых маленьких габаритов.
- Зачем ты вообще читала эту гадость вслух? - прошипел Бейбарсов, утягивая девушку за собой на пол. Как оказалось, весьма вовремя - чудовище как раз стало реальным и явно не спешило вести себя так, как полагается порядочному зверьку. Глеб, конечно, не особо боялся эту гадость, неприятное, конечно, но до мертвяков далеко будет, а вот состояние Тани его почему-то не особо радовало. Да и, к тому же, что за зверюга такая? Он ведь был уверен, что в этой книге ничего такого не было, а оно вот как обернулось, что уже ничего и не поделаешь. По крайней мере, Глеб весьма сильно сомневался, что тут подействует некромагия, да и вообще, что угодно, кроме магии той, кто создавал это самое чудище.
Оно оказалось весьма больших размеров, куда больше, чем Бейбарсов себе представлял, и едва помещалось со своим огромным ростом в комнате, хотя в Тибидохсе всегда были высокие потолки. Длинные руки тянулись к ним и уже, казалось, практически сомкнулись на горле, хотя искренне хотелось верить в то, что чудищу всё-таки не удастся дотянуться и сделать то, что оно собиралось совершить. По крайней мере, у Глеба всё ещё оставалась подобная надежда, посему, когда длинная, покрытая слизью, словно у болотного хмыря, длинная лапа потянулась к Тане, он с силой ударил по нею собственной тростью, приправив заодно немалой дозой магии. Конечность одёрнулась в сторону, но Глеб, не позволяя твари сбежать куда подальше, послал ещё один магический импульс. Запястье, явно потерявшееся где-то в воздушно-небесном пространстве, описало замечательную траекторию и вылетело в вовремя открытое окно, вот только чудовище только ещё больше разозлилось. Оно щёлкнуло зубами где-то над головой у Бейбарсова и в очередной раз попыталось дотянуться до некромага - естественно, не слишком успешно, но даже от неудачных попыток Глеб особой радости не испытывал. Таня, вероятно, уже успела не раз и не два пожалеть по тому поводу, что прочла что-то подобное, но Глеб пока что не спешил обращать на её мечтания никакого внимания. Он вскочил на ноги и потянул девушку за собой куда-то в сторону - чудовище, кажется, не обращало на некромага никакого внимания, а вот Таня весьма сильно настораживала его.

+1

12

Таня запоздало поняла, что что-то окончательно пошло не так. Тем не менее, она так и не успела отреагировать вовремя, и если бы не Бейбарсов, который потянул её за собой, не позволяя попасться под лапу чудовища, то рыжеволосая давно бы уже оказалась в его лапах.
- Зачем ты вообще читала эту гадость вслух?
- Я думала, ты шутишь! - воскликнула рыжеволосая, сама удивляясь собственному крайне внезапному страху, которого вроде бы как не должно было быть. Она и не ожидала от себя подобной реакции, и удивительно, что всё до такой степени запущено. Тане хотелось куда-то спрятаться и больше никогда не видеть это огромное, отвратительное существо, а оно, словно чувствуя это и собираясь её преследовать, без конца шагало следом и не позволяло спрятаться. Бейбарсов, впрочем, тоже не собирался просто так отступать и влепил по лапе незнакомой твари собственной тростью, явно приложив магические усилия. Правда, это не помогло,  чудовище только ещё больше разозлилось, успешно утеряв собственное запястье и теперь пытаясь направляться за ними и явно собираясь как минимум придушить. Удивительно то, что Таня чувствовала этот отвратительный взгляд исключительно на себе, словно Глеба здесь и не было, ну, или он попросту не привлекал достойного количества внимания у чудовища. Гроттер не могла утверждать точно, но ей становилось всё страшнее и страшнее, с каждым мгновением  словно тучи сгущались над головой, и происходящее ну уж точно совершенно не могло её радовать. Девушка осознала, что просто не может двигаться, стоит на месте и разве что позволяет Бейбарсову тащить своё безжизненное тело за собой. Таня практически обмякла на его руках, когда они оказались у противоположной стороны, чувствуя, как начинают дрожать руки. Рыжеволосая прежде никогда так сильно не пугалась, но сейчас она понимала, что попросту не сможет сдвинуться с места, подведя под монастырь не только себя саму, а и Бейбарсова, который, между прочим, совершенно не виноват в том, что она вдруг решила читать какую-то гадость.
Гроттер заставила себя посмотреть за чудовище, но от этого легче не стало. Его огромные, непропорциональные глаза смотрели на неё слишком пристально, словно пытаясь вытащить из девушки душу, и Гроттер едва слышно дышала, словно мечтая наконец-то вырваться из отвратительных лап чудовища и оказаться на свободе. Она попыталась сделать хотя бы один шаг и отчаянно рванулась в сторону, едва успев увернуться от когтистой руки, той, которая пока что ещё не потеряла собственную кисть вместе с когтями, пальцами и всем причитающимся. Правда, Тане было абсолютно всё равно, что потеряет это существо, она просто мечтала как-то поскорее сбежать отсюда.
Девушка столкнулась взглядом с чудищем, на мгновение поверив в то, что на самом деле ей совершенно не страшно, и оно отступило, потянувшись к двери, и даже, казалось, уменьшилось в размере сантиметров на десять, но после страх накрыл её новой волной. Чудище, что-то громко проревев, выломало дверь одним ударом, но, тем не менее, заклинание, которое, вероятно, Глеб наложил, когда заходил в комнату, накрыло его с головой. Чудище стало жалким и отвратительным, Таня практически успокоилась, но стоило ей только столкнуться вновь взглядом с ним, как страх вернулся в который раз. Чудовище сначала рванулось к ней, а после отмахнулось своей здоровой лапой и помчалось куда-то к выходу из комнаты, уверенными шагами прыгая по коридорам Тибидохса и явно стремясь получить себе ещё как минимум несколько лишних жертв, которые ну совсем-совсем не помешают в подобном важном деле.

+1

13

- Я думала, ты шутишь! - воскликнула девушка, и Бейбарсов лишь ухмыльнулся.
Чудовище продолжало носиться всюду, где только могло оказаться, а после наконец-то вырвалось на свободу из комнаты, помчавшись по коридорам. Бейбарсов с радостью оставил бы его всё там же, позволив чудищу навеки свалиться на голову Сарданапала, Медузии и остальных преподавателей, вот только всё равно ему не хотелось оставаться в глазах у Гроттер сволочью, которой он на самом деле, пожалуй, являлся. Впрочем, сама девушка практически проявила смелость и попыталась как-то посмотреть в глаза чудовищу, вот только это привело только к её большим проблемам, которые только можно придумать в этом мире. Бейбарсов притянул Гроттер к себе, пытаясь как-то её успокоить, а после осмотрелся, словно придумывая варианты развития событий. Ему неимоверно хотелось попросту успокоить Таню и остаться сидеть здесь, но, тем не менее, что-то вроде адреналина вновь появилось у него в крови, а отчаянное желание разобраться с тем, что за книга это такая, было совсем несвойственным для некромага, но, тем не менее, без конца появлялось у него перед глазами.
- Нам следует идти следом за ним, иначе могут быть большие проблемы, - строго отметил Бейбарсов. - Оно ж раздерёт половину твоих друзей, Тань, разве не так?
Не особо дожидаясь ответа от Гроттер, некромаг поволок её следом за собой, надеясь на то, что чудовище всё-таки немного безобиднее, чем может показаться на первый взгляд. Перед глазами мелькали коридоры, но, тем не менее, вскоре они умудрились догнать гадкое чудище, которое прыгало упорно где-то впереди перед какими-то призраками. Естественно, приведениям оно навредить не могло и явно заблудилось, поэтому пока что бояться никому не следовало.

0

14

Когда чудовище убегало, Таня едва ли не потеряла сознание. Она словно потеряла возможность стоять и теперь попросту свалилась на колени, и только после осознала, что всё так же стояла, прижавшись к некромагу. Было достаточно непривычно доверять ему и соглашаться на определённые условия со стороны Глеба, но у неё пока что не было особого выбора. Девушка обмякла в его руках, схватив Глеба за руку и пытаясь как-то устоять, и лишь спустя минуты две наконец-то смогла как-то прийти в себя.
- Нам следует идти следом за ним, иначе могут быть большие проблемы, - строго отметил Бейбарсов. - Оно ж раздерёт половину твоих друзей, Тань, разве не так?
Гроттер содрогнулась и кивнула. Она даже заставила себя бежать следом за Глебом, хотя понятия не имела, откуда у неё появилось столько страха в мыслях и в действиях. Прежде Гроттер никогда не считала себя особо пугливой, вот только сейчас всё это было уже слишком далеко в прошлом, и она понимала, что превратилась и вправду в банальную трусиху.
Они добежали до чудища, но Таня так и не смогла заставить себя выйти из-за угла. Она схватила Бейбарсова за руку, словно умоляя его не уходить и не убегать никуда.
- Им ничего не грозит! - выдохнула Таня, подумав, что это очередное проявление малодушия. - Почему мне так страшно, чёрт...
Не сдержавшись, Гроттер порывисто обняла некромага, уткнувшись носом ему в плечо, словно пытаясь отыскать какую-то поддержку, которой в последнее время ей так сильно не хватало, а после попыталась посмотреть на чудовище, вот только то, увы, продолжало пугать её всё так же сильно.

0

15

- Им ничего не грозит! - выдохнула Таня, подумав, что это очередное проявление малодушия. - Почему мне так страшно, чёрт...
Девушка, будто бы перестав считать Глеба своим злейшим врагом, даже прижалась к нему, уткнувшись носом в плечо, и тихо всхлипнула. Глеб, пытаясь её поддержать, поцеловал рыжеволосую в губы, с нежностью обнимая за талию, и вздохнул, подумав, что лучше бы она сейчас ругалась, кричала и попыталась вырваться из его рук, чем просто плакала и боялась даже посмотреть на отвратительное чудовище.
Тем временем отвратительная тварь явно не спешила просто отправляться отдыхать, а желала мести, крови и ужаса. Бейбарсов это словно чувствовал, и подобное развитие событий его не радовало, и это только мягко говоря. Тем не менее, тащить за собой Таню ему совершенно не хотелось, а оставлять её одну - тем более. Чудовище вновь куда-то помчалось, а Глеб всё ещё не мог оставить её здесь одну, а потому покрепче прижал к себе, не позволяя девушке ещё больше испугаться, и попытался подобрать слова, которые заставили бы её и не обидеться, а наоборот спокойно отнестись к его предложению, и не испугаться пуще прежнего.
- Давай лучше я пойду за ним и попытаюсь понять, как эту гадость вернуть на её историческую родину? - наконец-то поинтересовался Бейбарсов. - В книгу, то есть. Может быть, оно ответит, а мне как-то безопаснее это сделать, я ж некромаг, а значит, пока что как минимум не помру. А ты постой здесь, только никуда не уходи, я скоро вернусь, можешь не переживать!
Парень пытался говорить уверенно, вытирая мелкие слезинки, которые почему-то скользили по щекам Тани - словно это чудовище было самым страшным в мире. Глеб был готов признать, что оно достаточно неприятное, но всё равно не до такой же степени! тем не менее, Бейбарсов не спешил настаивать на том, что она слишком сильно испугалась, а наоборот старался реагировать как можно спокойнее и не пытаться испугать Гроттер ещё больше, чем сейчас. В конце концов, ничего хорошего в том,что она станет дрожать, как осиновый лист, не будет.

0

16

Гроттер старалась не обращать внимания на собственный страх, но получалось, естественно, плохо. Она даже никак не отреагировала на весьма наглый поцелуй со стороны Бейбарсова, словно это было всего лишь какой-то ерундой, которая никак помешать или повредить ей не могла, а теперь попросту прижималась к парню, чувствуя в его лице определённую защиту. По крайней мере, Таня могла быть уверена в том, что на самом деле Глеб не сделает ей ничего плохого, в отличие от этого гадкого чудовища, от которого следовало ждать исключительно какие-то подлости. Поэтому Таня постаралась сейчас успокоиться и не дрожать - всё равно ничего хорошего не случится, если она будет продолжать подпрыгивать на месте. Сейчас Гроттер была согласна на любую альтернативу со стороны Бейбарсова, что бы тот ни сказал, поэтому смотрела на него с определённой надеждой. По крайней мере, рыжеволосой казалось, что Глеб способен её хотя бы попытаться защитить, а это было для неё более чем важно.
- Давай лучше я пойду за ним и попытаюсь понять, как эту гадость вернуть на её историческую родину? - наконец-то поинтересовался Бейбарсов. - В книгу, то есть. Может быть, оно ответит, а мне как-то безопаснее это сделать, я ж некромаг, а значит, пока что как минимум не помру. А ты постой здесь, только никуда не уходи, я скоро вернусь, можешь не переживать!
Гроттер сначала хотела отказаться, сказать, что на самом деле не стоит так рисковать ради неё или даже пытаться сделать что-то в таком духе, но почему-то так и не промолвила ни единого слова. Она в последний раз обняла Глеба, словно надеясь на то, что чудовище исчезнет, но оно никуда не пропало, а продолжало своё шествие по коридорам школы, поэтому ей следовало срочно что-то решать.
- Хорошо, - наконец-то выдавила из себя девушка, прикрывая глаза и пытаясь расслабиться. - Хорошо, я... Буду ждать тебя здесь, если ты не против, или пойду за тобой... Только будь осторожен, пожалуйста!

0

17

Таня пообещала ждать его там, и Бейбарсов решил всё-таки пообщаться с этим замечательным существом, отвратительным чудовищем, которое, кажется, совершенно не спешило вселять ему доверие. Парень осмотрелся, словно пытаясь что-то отыскать здесь, вот только под руками не было ни одного полезного предмета. Глеб только покрепче сжал собственную трость, а после двинулся навстречу чудовищу.
То явно не спешило успокаиваться. Оно уже успело немного потрясти какого-то бедного первокурсника, но моментально отпустило того, переключившись на Бейбарсова.
Глеб был уверен, что его станут хватать за руки, пытаться убить или разорвать на несколько частей, вот только чудовище лишь осмотрелось и подошло к нему как можно ближе, но прикасаться не стало. Глеб вспомнил о Тане, как на неё рванулась эта тварь, вот только, кажется, никто не спешил сейчас прыгать на него и пытаться атаковать. Бейбарсов собирался уже атаковать и вскинул собственную трость, вот только чудовище продолжало спокойно стоять и даже не подумало шевельнуться. После, стоило только Глебу занести трость, отодвинулось как можно дальше и едва ли не принялось скулить.
- Ты мне не нужжен... Её кроф-ф-фь! - прошипело оно, а после, мирно обойдя Бейбарсова стороной и рыкнув на какое-то существо, которое пробегало мимо, вероятно, на болотного хмыря, поймал того за лапу и сгрыз.
- Наелся? - язвительно уточнил Бейбарсов, но чудищу этого было слишком мало. Оно зарычало и двинулось куда-то по коридорам, явно собираясь отыскать очередную жертву. Глеб сначала не понял, кого оно искало, а после он вдруг осознал, что чудовище не собирается оставлять в покое Гроттер, и если он желает оказаться рядом с Таней вовремя, то желательно поспешить.
Бейбарсов рванулся следом за чудовищем, швырнув в него несколько заклинаний, но то лишь оглянулось и зарычало, пытаясь напугать. Стоило только приблизиться к Тане, оно принялось расти в объёмах и явно не спешило превращаться в нечто поменьше. Глеб заметил, что оно только продолжало расти и расти, не планируя хотя бы немного стишить ход. Чудовище разраслось до такой степени, что Бейбарсов даже перестал за ним успевать, но после вдруг чудище замерло, не сумев пробраться в коридор, в котором находилась Гроттер.
И почему телепортации в Тибидохсе запрещены? Бейбарсов прекрасно понимал, что глупо винить администрацию школы, но, тем не менее, вынужден был достаточно долго оббегать этот коридор, чтобы наконец-то добраться до Тани и оказаться рядом с нею.

0

18

Гроттер надеялась на то, что у Глеба что-то получится, вот только всё было зазря. Она наблюдала за тем, как чудовище рванулось к ней, а после, отшатнувшись, упала на спину, оглядываясь и пытаясь как-то успокоиться. Вот только ничего не происходило, ничего не получалось. Она пыталась убежать, но умудрилась упасть и сильно ударилась спиной. Чудовище продолжало расти в размере, и оно стремилось как-то просунуть лапу в коридор и дотянуться до неё. Гроттер без конца отползала, пытаясь как-то спастись, вот только ничего у неё не получалось, всё становилось только хуже и хуже. Девушка не могла ничего сделать, она чувствовала себя невероятно плохо и задыхалась от ужаса. Бейбарсова где-то не было, он появился в последнее мгновение у неё за спиной, рывком помогая девушке подняться, а Таня не знала даже, что и думать, как спастись.
Каждый раз, стоило ей только посмотреть на чудовище, ей становилось слишком страшно, а от этого оно принималось увеличиваться и увеличиваться, и превращению этому не было ни конца, ни края. Таня дрожала от ужаса, не зная, что и делать. А Глеб, сколько бы ни пытался что-то сделать, не мог ничего изменить. Он пытался как-то справиться с тем, что происходило, вот только Таня, увы, не имела такой возможности. Гроттер от ужаса не имела возможности даже шевельнуться, а теперь, решив, что слишком поздно уже что-либо делать, попыталась бежать.
Она упала сразу же, сильно ударившись о пол, но теперь не оставалось никакого выхода. Она мечтала сбежать, пыталась как-то вырваться и сбежать отсюда, вот только не оставалось ни единого шанса подняться. Гроттер казалось, что она сломала ноги и не могла ничего сделать, хотя боли и не было. Тане казалось, что она попросту заморозила пространство вокруг, а чудище уже протянуло к ней свою гадкую лапу, потащив её к себе.

0

19

Гроттер даже не смогла устоять на ногах и буквально свалилась на пол, пытаясь отползти как-то от отвратительного, ужасного чудовища, которое вызывало исключительно отвращение и уж явно ни одного приятного или хорошего чувства, по крайней мере, ни о чём другом и речи идти не могло.
Чудище тоже не спало. Стоило только Тане упасть, как оно протянуло к ней свои гадкие лапы, хватая девушку и пытаясь потянуть куда-то на себя. Бейбарсов ждать того момента, пока его девушка отправится в мир иной путём прохождения мимо зубов этой твари, не собирался - и пусть Таня, собственно говоря, его девушкой совершенно не являлась, это не было причиной для того, чтобы отправлять её на съедение, убиение и тому подобные процессы. Поэтому Глеб в очередной раз вскинул трость, и чудище схватилось за собственную лапу второй, наконец-то отпуская Гроттер. Вероятно, девушке было больно, потому что падение производилось с определённой высоты, но сейчас было не до того, чтобы позволять девушке попросту лежать на земле и отдыхать. Глеб ринулся к ней, вновь использовав некромагию - при свете дня она действовала не слишком хорошо, но всё же!
- Сейчас ты отсюда уйдёшь и никогда не вернёшься, - в голосе чувствовались стальные нотки - порой так к нежити обращалась старуха, и хотя Глеб знал, что в этой ситуации ему не особо поможет подобное, но всё равно понимал, что несколько минут как минимум это ему даст. Посему, когда чудище, прислушавшись к молодому некромагу, отступило хотя бы на один шаг, он моментально подбежал к Тане, подхватывая её на руки и унося в куда-то в центр коридора. Убегать пока что было некуда - первокурсники, не задумываясь об опасности, пока что находились совсем рядом, где-то там слышались их голоса, а Бейбарсов пусть и не особо желал им счастья и добра, всё равно не хотел, чтобы кто-либо погиб из-за того, что они не смогли справиться с банальным чудовищем.
Глеб в очередной раз воспользовался собственным даром, зная, что силы у него при свете дня всё равно не безграничные, усадил Таню на подоконник и встряхнул её за плечи.
- Эта гадина растёт от твоего страха! Если ты не перестанешь бояться и не сможешь победить собственный страх, то оно разрастётся до размеров Тибидохса и его разрушит, а если съест тебя, то останется вечным и никогда не умрёт. Нам старуха рассказывала и, поверь, ничего приятного в таких существах точно нет, уж я-то точно знаю, - Бейбарсов вздохнул, внимательно глядя на девушку и ожидая от неё более-менее разумного ответа. В конце концов, у них не оставалось совершенно никакого выбора, исключительно продолжать сражаться и как-то остановить Танин страх относительно этого чудовища, ну, или пытаться сбежать в небо и ждать, пока чудище даже до таких размеров дорастёт. А вдруг его Грааль Гардарика током шибанёт, и оно сдохнет?

0

20

Таня даже не поняла, когда чудовище умудрилось её уронить, знала только, что за подобное спасибо надо сказать Бейбарсову. У неё не оставалось выбора - девушка могла только дрожать, позволяя подхватить себя на руки и унести куда-то в сторону. Казалось, она наконец-то смогла соображать только в то мгновение, когда Бейбарсов с силой, явно не подумав, что это может быть достаточно больно, встряхнул её за плечи, внимательно глядя в глаза и не позволяя просто так тут свалиться в обморок, будто бы она на самом деле могла позволить себе что-то подобное. Таня заставила себя выравняться и не бояться хотя бы Бейбарсова - чудище действовало на неё явно не особо позитивно, вот только выбора не оставалось. Если она примется сбегать, то эта громадина прошибёт собой даже стены, а после спокойненько передавит каждого, кто только появится у него на пути, не особо задумываясь, что на самом деле таким образом может исключительно вред приносить и недовольство. В любом случае, бороться с этим как-то надо, бороться, а бороться совершенно не получалось, только голову склонить и шмыгать носом, пытаясь справиться с собственным не самым активным поведением.
- Эта гадина растёт от твоего страха! Если ты не перестанешь бояться и не сможешь победить собственный страх, то оно разрастётся до размеров Тибидохса и его разрушит, а если съест тебя, то останется вечным и никогда не умрёт. Нам старуха рассказывала и, поверь, ничего приятного в таких существах точно нет, уж я-то точно знаю, -голос Глеба звучал не так испуганно или настороженно, как раздражённо, и Таня поняла, что на самом деле очень долго терпеть её подобное поведение никто не станет, довела уже. И достаточно серьёзно довела - сколько можно ходить и шмыгать носом, если на самом деле пора действовать и сражаться, у неё ведь попросту не должно быть другого выбора! Гроттер, правда, не могла никак заставить себя угомониться и не обращать внимание на это чудовище.
- Я не могу! - наконец-то воскликнула она, обращаясь к Бейбарсову и хватая его за руку. - Понимаешь, я просто не могу перестать бояться вот эту скотину, ну, не получается у меня, да и всё! Я даже Чуму немного меньше боялась, чем... вот это! Помоги мне...
Последнее она промолвила с неимоверным отчаяньем, понятия не имея, что можно сделать для того, чтобы как-то избавиться от глупых мыслей.

0

21

- Я не могу! - наконец-то воскликнула Таня, обращаясь к Бейбарсову и хватая его за руку. - Понимаешь, я просто не могу перестать бояться вот эту скотину, ну, не получается у меня, да и всё! Я даже Чуму немного меньше боялась, чем... вот это! Помоги мне...
Бейбарсов отрицательно покачал головой. Если бы он мог, то, пожалуй, сделал бы что-то, вот только такого шанса у парня пока что как минимум не оказалось. Некромагия на чудище попросту не действовала, и пусть у него был большой запас сил, всё равно - не бесконечный, а значит, нет ни единой гарантии, что в тот момент, когда волшебство окажется слишком нужным, он сможет что-то делать. Посему парень в очередной раз посмотрел на Гроттер и, сжав её ладонь - вряд ли поможет, но всё равно такую возможность упускать совершенно не хотелось, - промолвил:
- За тебя я бояться не перестану. И сколько бы я не хотел его убить, у меня подобное совершенно не получится, будь уверена в этом! - Глеб покачал головой. - Но попытайся увидеть в чудище хоть что-то смешное, Таня!
Смешного на самом деле было мало. Длинная когтистая лапа подбиралась достаточно быстро, а по размерам уже перегнала драконью, но Глеб, удачно ударив некромагическим заклинанием, умудрился вышеупомянутое запястье отрезать. Крови не было, собственно говоря, запястье продолжало действовать, словно живое, и успешно ползло вперёд, цепляясь собственными когтями за какие-то камни. Слышался неприятный скрежет, едва ли не треск, и всё равно хотелось поскорее отсюда убежать, даже некромагу, видевшему и кое что похуже, вот только ничего не поделаешь, приходилось как-то уговаривать Таню посмотреть на чудовище и попытаться перестать считать его страшным. Некромаг, словно стремясь как-то успокоить её, обнял рыжеволосую за плечи, и в который раз покосился на тварь, которая пыталась пролезть в узкий для него проход между коридорами Тибидохса. Всё-таки, несмотря на то, что школа была огромных размеров, существовала ж такая тварь, которая просто не могла поместиться тут!
Правда, страх у Тани явно зашкаливал, потому что такие вот активные действия привели к тому, что на самом деле нынче всё могло рухнуть и без пролезания монстра в коридорчик. Его размеры не уменьшались, а скорее увеличивались в геометрической прогрессии, а ведь каким бы ни был стойким Тибидохс, он всё равно рано или поздно может банально рухнуть, обрушиться всей каменной глыбой на человеческие головы, словно ничего больше другого и быть не могло.
- Вот посмотри, - абсолютно спокойно, будто б ничего не случилось, продолжал Бейбарсов, незаметно притормозив  камешек, метивший Тане прямо в голову. - разве это страшные зубы? На самом деле, если ты присмотришься, то они сразу же будут кривыми и гнилыми; такими зубами, Гроттер, не прокусишь и банальное приготовленное мясо, что уж говорить о сыром! Я тебе больше скажу, они ведь крошатся! А ногти? Это не ногти, а какая-то мертвяковая гадость: стукнешь по ним камешком, и они сразу же рассыпятся, будет только пучками царапаться, если сможет.
На самом деле зубы были ещё какие, а ногти весьма острые и прочные, но Глеб предпочёл Тане правду не говорить. Если сейчас рассказать ей о том, как на самом деле выглядит чудовище, то она перепугается и больше ни за что не согласится пытаться перебороть собственный страх, а сия гадина выросла уже до таких размеров, что потолок начал крошиться немного более активно. Интересно, а Сарданапалу новый и немного уродливый атлант в хозяйстве часом не пригодится?

Отредактировано Глеб Бейбарсов (2015-05-12 19:52:49)

0

22

- За тебя я бояться не перестану. И сколько бы я не хотел его убить, у меня подобное совершенно не получится, будь уверена в этом! - Глеб покачал головой. - Но попытайся увидеть в чудище хоть что-то смешное, Таня!
Гроттер бросила на Бейбарсова недоумевающий взгляд. Глеб вроде бы как и пытался её успокоить, вот только это совершенно не давало желаемых результатов, а парень, кажется, вдруг решил позабыть о собственном желании заставить её перестать трястись и дрожать при одном виде чудовища, а теперь только говорил, что сам ничего сделать не может. И вправду, кисть отвратительного чудовища только ползла и ползла вперёд, ни на мгновение не останавливаясь и, более того, увеличиваясь. Особенно пугали острые ногти, которые с неприятным скрипом пытались добраться до неё и до некромага, а они, словно назло, продолжали расти, пусть рука находилась и отдельно от чудовища. Но теперь оное вроде бы замерло, и это уже радовало.
- Вот посмотри, - абсолютно спокойно, будто б ничего не случилось, продолжал Бейбарсов, - разве это страшные зубы? На самом деле, если ты присмотришься, то они сразу же будут кривыми и гнилыми; такими зубами, Гроттер, не прокусишь и банальное приготовленное мясо, что уж говорить о сыром! Я тебе больше скажу, они ведь крошатся! А ногти? Это не ногти, а какая-то мертвяковая гадость: стукнешь по ним камешком, и они сразу же рассыпятся, будет только пучками царапаться, если сможет.
Таня была уверена, что Глеб врёт, но вот поверить ему очень сильно хотелось. Девушка всматривалась в непонятные когти, которые теперь и вправду казались намного менее страшными, а после вдруг с улыбкой осознала, что они раскрошились. В тот момент, когда она представила себе, как это запястье будет пучками пальцев, на которых нет ногтей, теребить себе спокойно по земле, девушка даже улыбнулась, почувствовав, что страх на мгновение отступил, и весело рассмеялась, глядя на всё это. В то же мгновение рыжеволосая резко открыла глаза, понимая, что это было лишь её воображение, но ногти у чудовища действительно осыпались, причём и на второй лапе тоже. Казалось, чудище словно сходило в какой-то маникюрный салон, по крайней мере, именно такое впечатление у Тани сейчас возникало. Она внимательно смотрела на него и едва сдерживала смех, почувствовав, что в кои-то веки оказалась свободной от этого глупого страха по крайней мере перед когтями. Правда, чудовище оставалось опасным, но, посмотрев на зубы, Таня попыталась отыскать хотя бы одного гниляка. И, среди белых, ровных рядов острых зубов вдруг обнаружила и вправду такой, с которым давно уже следовало обращаться к стоматологу. По крайней мере, теперь хотя бы один огромный зуб не внушал такой уж сильный страх, да и вообще, складывалось такое впечатление, что это просто единственный, который заметила Таня, а остальные находятся в ещё более отвратительном состоянии. По крайней мере, именно такое у неё возникало впечатление, и Таня теперь пыталась попросту не обращать на это никакого внимания.
- И вправду, гнилые... Глеб, ты был совершенно прав! Почему я раньше не замечала... Но, смотри, когти у него больше не растут! Действует! - радостно воскликнула девушка, оборачиваясь к Бейбарсову.
Вот только всё остальное в этом чудовище, особенно ядовитая слюна, которая скапывала из его рта даже с гнилыми зубами, совершенно не внушало доверия и вызывало пусть уже не тот отвратительный, липкий страх, но всё равно нечто очень и очень неприятное.

+1

23

- И вправду, гнилые... Глеб, ты был совершенно прав! Почему я раньше не замечала... Но, смотри, когти у него больше не растут! Действует! - и вправду, зубы посыпались, чему Бейбарсов, несомненно, был неимоверно рад. Удивительно, но попытка убедить Таню в том, что перед нею просто какое-то неприятное, но беспомощное существо, была практически удачной, хотя, собственно говоря, тут хватало проблем и без когтей и зубов. Длинные лапы - запястье умудрилось вернуться на родную руку и теперь даже спокойненько шевелилось, - тянулись к Гроттер, а Бейбарсов уже ощущал определённую усталость. Некромагия - она тоже не безграничная, особенно если в окошко - а окошко, между прочим, под два метра высотой, и в два раза побольше шириной, - светит яркое, замечательное солнышко, от которого скоро уже трость плавиться начнёт. Бейбарсов предчувствовал, что вскоре колдовать сможет исключительно руками, и хотя запаса сил у него прежде хватало достаточно надолго, эта тварь явно питалась чьей-то магией. Таниным страхом - это да, но волшебство, если Глеб, конечно, правильно оценил масштабы паразитизма вот этого вот гадкого чудовища, он стянул именно у самого Бейбарсова. Некромаг бы давно захлопнул все двери-окна собственной энергии, вот только тут была другая проблема - тогда ничего того, что чудище стащило, уже и не вернуть, а сей вариант ему тоже совершенно не понравился. Посему, временно наплевав на трость и на магию, Глеб устроился на подоконнике рядом с Таней и внимательно, достаточно деловито осмотрелся, словно собираясь понять толком, что именно происходит вокруг.
- Да ты знаешь, тут и всё остальное не особо страшное... Мало того, что зубов нет и оно не слишком хорошо видит при дневном свете - обрати только внимание на строение глаз! - так ещё и совершенно неразумное и не понимает, куда следует направляться. А руки! это разве руки? Смотри, как две хворостинки, по такому запястью можно не ножом и не мечом, а вилочкой бить, и она прекрасно сработает, можешь даже и не сомневаться... - Бейбарсов усмехнулся, явно ожидая ответа со стороны Гроттер и надеясь на то, что она всё-таки не будет изображать бедное испуганное дитя, которое едва-едва дышит.

0

24

Бейбарсов реагировал на подобные метаморфозы с чудовищем явно положительно, и наблюдал за всем этим, склонив голову набок, едва заметно улыбаясь, будто бы что-то в этом всём могло его очень сильно повеселить. Таня придвинулась к парню поближе, чувствуя себя уже в большей безопасности, чем прежде, а чудовище немного уменьшилось и, что было очень плохо, сумело наконец-то пролезть в арку и теперь шагало по коридору в направлении самой Тани. Правда, оно уже не могло кусаться, но от этого легче не становилось - и Гроттер заметила, что оно сначала вновь выросло немного, а после, когда она заставила себя успокоиться, уменьшилось, впрочем, так и продолжая путь, чтобы не остановиться и не позволить кому-либо остановить его.
- Да ты знаешь, тут и всё остальное не особо страшное... Мало того, что зубов нет и оно не слишком хорошо видит при дневном свете - обрати только внимание на строение глаз! - так ещё и совершенно неразумное и не понимает, куда следует направляться. А руки! это разве руки? Смотри, как две хворостинки, по такому запястью можно не ножом и не мечом, а вилочкой бить, и она прекрасно сработает, можешь даже и не сомневаться... - Бейбарсов говорил абсолютно равнодушным голосом, и Таня уже практически поверила ему. По крайней мере, ей показалась вполне логичной подобная реакция, и девушка приняла окончательное решение, что на самом деле хватит уже видеть в этом чудовище нечто страшное. возможно, Глеб был действительно прав, потому что теперь, когда Таня действительно детально присматривалась к чудовищу, оно уже совершенно не казалось страшным. Да, парень был совершенно прав, и строение его зубов не казалось таким уж и ужасным, равно как и глаз, а тонкие руки тянулись, словно рогоз, к Тане, вот только переломить их было неимоверно легко. Гроттер хотела даже прикоснуться к отвратительной, покрытой слизью коже - но не стала этого делать. Чудовище принялось резко уменьшаться, вот только слизи его кожа выделяла всё больше и больше, складывалось такое впечатление, что стоит только прикоснуться к нему, и можно раствориться. Единственное, на самом деле, что осталось страшного в чудовище - это и была та самая кожа, которая, казалось, была покрыта чем-то то ли липким, то ли способным разъесть буквально всё, что угодно. Тане сей факт совершенно не понравился, и она вновь повернулась к Бейбарсову, отчаянно надеясь на какой-либо ответ с его стороны, словно надеясь на то, что парень действительно сможет её утешить. Он и так здорово помог Тане, а теперь Гроттер пыталась поверить в тот факт, что от всего этого может быть хоть какой-то толк.
- Глеб, но оно до сих пор такое же отвратительное и липкое! Посмотри, тут даже прикоснуться невозможно... Хотя, как думаешь, почему оно стало такое же маленькое, как и было с самого начала? Даже меньше, и ещё уменьшается, будто бы скоро исчезнет? - Тане хотелось верить в то, что Бейбарсов знал ответ на этот вопрос, а не стал бы что-то придумывать, в любом случае, она была уверена в том, что хоть что-то толковое Глеб должен ей обязательно сказать, а не навешать какую-то лапшу на уши, от которой станет только хуже, ибо и поверить в то, что говорят, не можешь, но и разочаровывать себя саму совершенно при этом не хочется. Таня не могла с уверенностью сказать, что с нею происходило, а ведь ей так сильно хотелось разобраться с тем, что она могла именовать собственным поведением. Гроттер отчаянно переживала о том, что когда-то, возможно, страх вновь проявится, да и вообще, она вдруг только что поняла, насколько важна для неё поддержка со стороны Глеба. Ванька, конечно, тоже мог её вот так поддержать, но теперь Гроттер внезапно поняла, что Иван был далеко не уникален в подобной способности, да и вообще, всякое могло случиться, а она ещё очень даже хотела иметь прекрасную возможность спокойно пожить. Сейчас, когда у неё начались определённые трудности, Глеб ей помог, и она действительно должна быть благодарна ему за это, за то, что парень не оставил её одну и не бросил просто так, что ему это действительно важно.

0

25

- Глеб, но оно до сих пор такое же отвратительное и липкое! Посмотри, тут даже прикоснуться невозможно... Хотя, как думаешь, почему оно стало такое же маленькое, как и было с самого начала? Даже меньше, и ещё уменьшается, будто бы скоро исчезнет?
К Гроттер стала на мгновение возвращаться нотка прежней, старой паники, а позволять ей утонуть в подобных заявлениях было никак нельзя. Бейбарсов недовольно фыркнул, словно пытаясь всем своим видом показать, что Гроттер придумывает проблему там, где её совсем-совсем нет, по крайней мере, по его мнению. Глебу не хотелось показывать, что проблема всё-таки присутствовала, да и ему очень хотелось верить в то, что Таня всё-таки сумеет победить чудовище и не станет подчиняться страху на протяжении такого длительного отрезка времени. Бейбарсов вновь подвинулся к ней ещё ближе, нагло обнимая девушку за плечи и пользуясь её сегодняшней слабостью - единственной возможностью попытаться хоть как-то наладить отношения, а после спокойно промолвил:
- Да нет, не липкое оно совсем, тебе просто показалось. На самом деле, подобная нежить совершенно не способна к каким-либо действиям такого вот типа и практически безвредна, единственное, что выглядит очень страшно. Это я тебе как некромаг говорю, хотя, естественно, ты можешь совершенно мне не верить и отрицать, между прочим, абсолютно очевидные вещи. - Бейбарсов улыбнулся, склонив голову набок, и внимательным взглядом окинул Гроттер. Он уже не смотрел на чудовище, решив, что оное будет только ещё больше злиться, если на него пялиться, и стремился продемонстрировать всем своим видом, что в этом гаде нет не только ничего страшного или опасного, а даже способного вызывать отвращение - просто маленькое существо, которое пусть совсем недавно очень большим было, сейчас уже даже укусить не может и не станет причинять никакого вреда.

0

26

- Да нет, не липкое оно совсем, тебе просто показалось. На самом деле, подобная нежить совершенно не способна к каким-либо действиям такого вот типа и практически безвредна, единственное, что выглядит очень страшно. Это я тебе как некромаг говорю, хотя, естественно, ты можешь совершенно мне не верить и отрицать, между прочим, абсолютно очевидные вещи.
Тане показалось, что Бейбарсов её банально успокаивал, но нельзя было сказать, что Гроттер оказалась так уж и против подобной манеры его общения. Посему она позволила и приобнять себя за талию и, возможно, придвинуться к ней слишком близко. После слов Глеба возникло отчаянное желание удостовериться в том, не соврал ли он - и Таня протянула руку, стремясь прикоснуться к существу, словно то не могло сделать совершенно ничего плохого. Оно на самом деле оказалось не таким уж и липким, как сначала подумала Таня, а после она поняла, что ни к чему более сухому не прикасалась, а прилипнуть к этому отвратительному чудовищу было невозможно. Оно завертелось вокруг собственной оси, словно создавая какой-то вихрь вокруг, а после послышался сухой треск.
Маленькое, гадкое, но, тем не менее, совершенно безобидное чудище крутилось вокруг неё, пыталось по ноге Тани забраться на подоконник, но девушка, почувствовав себя уже более уверенно, лишь с силой оттолкнула его ногой.
- Совершенно не страшное, - промолвила наконец-то Гроттер, обращаясь к некромагу, и склонила голову набок, весело улыбаясь. Впрочем, чудище, с короткими, совершенно не цепкими пальцами, с сухой кожей, наполовину слепыми глазами, да и вообще, без зубов и без когтей, вновь и вновь пыталось как-то забраться по её ноге, а когда у него наконец-то получилось сделать подобное, а Таня не успела отреагировать... Просто устроилось у неё на колене!
- З-злая... Не дала покушать! Ты з-злая! - шипел он, подобно болотному хмырю, и периодически дёргал девушку за волосы, словно стремясь добраться до неё и довести её до белого каления. На этом путешествие монстра не завершилось, и он перебрался к Бейбарсову на голову, царапая его и ведя себя ну уж явно слишком нагло. Глеб, правда, явно не боялся чудовища, да и вообще, после того, как они победили его, ничего страшного в этом едва ли не зверьке совершенно не наблюдалось.
- Прекрати! - строго промолвила Таня. - И вообще, брысь отсюда!

0

27

Бейбарсов с улыбкой наблюдал за всем, что говорила и что делала девушка. В любом случае, от чудовища они уже избавились, и Глеб напоследок провернул трость, описывая ею какой-то странный овал - на круг было не особо похоже, - и открывая магический портал. Чудовище сигануло туда ласточкой, только пятки сверкнули, и лишь напоследок недовольно, мрачновато осклабилось, словно что-то произошло. А после - всё на мгновение замерло, и от чудища не осталось и малейшего следа, совершенно ничего, лишь одно воспоминание. И если б на этом закончились все проблемы, то было, пожалуй, замечательно немного передохнуть, спокойно отойти от глупого приключения и как минимум отвести Татьяну куда-то поесть, а то она вдруг вспомнила о том, что испугалась, и вновь стала немного подрагивать. К счастью, того, кто мог бы от этого страха быстро увеличиваться в размерах, рядом не оказалось, поэтому можно было спокойно пытаться убедить девушку в том, что всё в порядке.
- Ты как, нормально себя чувствуешь? - поинтересовался Глеб, склонив голову набок и внимательно глядя на девушку, словно ожидая того момента, когда она наконец-то заговорит, обратится к нему, а не только будет пытаться рассказать что-то о чудовище. Ясное дело, Таня перепугалась и была в далеко не самом завидном положении, но особого выбора у неё пока что не появилось, либо так, либо уж точно никак. Бейбарсов же внимательно рассматривал Гроттер, то ли порываясь признаться, то ли надеясь извиниться - и успешно извиниться, - за сотворённое им же. Он ласково приобнял девушку за талию и тихо обратился к ней, совершенно спокойно, словно надеясь на то, что Гротетр сосем-совсем не услышит то, что он вообще успеет сказать.
- Извини за эту книгу, - промолвил он. - Я и не думал, что последствия будут... вот такие.
Извиняться не хотелось, да и вообще, это было не в правилах некромагии, но Бейбарсов переступил через себя, решив, что отношения с Таней в любом случае того стоят. Да и просто так ссориться из-за банальной книжки и маленькой выдумки не хотелось, а Глеб всё равно чувствовал себя немного виноватым в том, что умудрился несколькими фразами привести к подобным последствиям.

0

28

- Ты как, нормально себя чувствуешь? - достаточно обеспокоенно спросил Бейбарсов. Тане же сейчас было море по колено - она чувствовала себя неимоверно радостной и счастливой, не могла даже понять толком, откуда у неё появилось столько желания что-то делать, вновь побеждать злодеев и быть героем, которых свет не видывал. Правда, подобное геройство редко заканчивается добром, вот только в подобные моменты даже толком и не думается о подобном - оно просто есть, странное и неизвестное чувство чего-то смутно знакомого, а вроде бы и нет. Гроттер не спешила задумываться над собственными мыслями - просто жила сегодня, спокойно, без задних мыслей и без глупых понятий, которые перепортили бы ей всё настроение и всё то, что можно только именовать хорошим или относительно хорошим, а может, даже просто обыкновенным, но, тем не менее, настроением.
- Да, всё в полном порядке. Меня даже совершенно не покусали, - пожала плечами Таня. Она уже совершенно не задумывалась о состоянии собственного здоровья и реагировала на всё совершенно спокойно, будто бы ну ничего, абсолютно ничего не произошло, а она могла продолжать оставаться абсолютно спокойной, ведь от этого ничего не зависело.
- Извини за эту книгу, - промолвил он. - Я и не думал, что последствия будут... вот такие
Таня удивлённо повернулась к Бейбарсову, не понимая, почему он вообще должен просить у неё прощения. В конце концов, это она виновата, что хватала то издание и пыталась читать его вслух, прекрасно зная, чем всё это может закончиться.
- Да ладно, ты чего. Это я дура, что читать полезла эту книгу, в конце концов, ты же предупреждал меня о последствиях, говорил же не читать ту книгу, а меня всё равно что-то дёрнуло это сделать... не надо было, правда. А тебе спасибо, я ведь иначе давно бы уже трупиком там валялась, правда!
От внезапно нахлынувших чувств девушка даже бросилась обнимать Бейбарсова, обвив его шею руками и даже прикоснувшись губами к щеке, а после осознала наконец-то, что должна была себя вести немного иначе, отпрянула и сильно покраснела.

0

29

- Да, всё в полном порядке. Меня даже совершенно не покусали, - спокойно ответила Таня. Бейбарсов кивнул. Он, несомненно, был весьма рад слышать, что у девушки всё хорошо, и что ничего страшного с нею не случилось, а то, что Гроттер находилась ещё и в хорошем расположении духа, вообще заставляло делать нечто непозволительное для некромага - улыбаться. Правда, правила казались некромагу абсолютной ерундой, в которой нет и никогда не было смысла, да и Глеб не особо спешил задумываться над этим. Кодекс кодексом, а то, что придумала сумасшедшая старуха - это совсем другое дело, дело неважное и неинтересное.
- Да ладно, ты чего. Это я дура, что читать полезла эту книгу, в конце концов, ты же предупреждал меня о последствиях, говорил же не читать ту книгу, а меня всё равно что-то дёрнуло это сделать... не надо было, правда. А тебе спасибо, я ведь иначе давно бы уже трупиком там валялась, правда!
Таня говорила с такой уверенностью, что Бейбарсов даже не успел поймать себя, так сказать, за язык, и не говорить ничего лишнего - слова, можно сказать, сами собой как-то выговорились, а только потом он подумал о том, что некромаги вообще-то очень сдержанные особы, не должны вести себя так, ка простые люди, да и вообще, обязаны вести себя немножечко более спокойно, по крайней мере, уметь контролировать то, что говорят.
- Да ну, ты виновата... Не надо было мне всякую ерунду про книгу говорить, в конце концов, я даже не думал, что ты поверишь в эту ерунду настолько сильно, что оно даже станет реальностью!
Бейбарсов порывисто обнял девушку, притягивая её к себе и целуя в губы - возможно, она будет, как обычно, против, но вообще-то нет совершенно никакого смысла ждать согласия, если его всё равно не будет, лучше уж действовать наверняка - к тому же, если она его попытается убить прямо на месте, то всё равно ничего не сможет сделать, ибо некромаги до передачи дара, конечно, не бессмертны, но всё равно убить их слишком трудно, явно не под силу Тане - она хоть и неслабая ведьма, но не Сарданапал и не Горгонова, чтобы на смертельные заклинания размениваться.

0

30

- Да ну, ты виновата... Не надо было мне всякую ерунду про книгу говорить, в конце концов, я даже не думал, что ты поверишь в эту ерунду настолько сильно, что оно даже станет реальностью! - воскликнул Бейбарсов, а после слишком уж быстро умолк, словно сказал что-то лишнее. Правда, Таня для подобного поведения изначально причин так и не увидела, не заметив в словах некромага ничего страшного и даже не попытавшись отодвинуться от него. Да и вообще, складывалось такое впечатление, словно Глеб сам понял, что ляпнул огромную глупость, а она сама - не очень. 
- Почему же не виновата, если я ляпнула такую ерунду... - начала Гроттер, а после запнулась, осознав до конца смысл того, что только что заявил Бейбарсов.
Она удивлённо посмотрела на него, а после тут же спрыгнула с подоконника, останавливаясь напротив Глеба и упирая руки в бока. Складывалось такое впечатление, словно Гроттер готова разорвать его на мелкие кусочки и, возможно, примерно так оно и было, потому что другого варианта развития событий Таня пока что не видела, настолько сильными были чувства, которые внезапно вспыхнули у неё с такой силой, что можно было просто взорваться изнутри. Признаться, Гроттер ещё никогда не осознавала настолько сильно, как можно ошибаться в человеке - и настолько неприятными бывают такие вот разочарования. Ведь прежде она испытывала к Бейбарсову даже что-то позитивное, вот только это чувство сейчас окончательно куда-то пропало, сменившись негодованием.
- Значит, это ты всё подстроил? Выдумал, наговорил мне всяческой ерунды, ещё и так, чтобы я поверила, а потом строил из себя непобедимого героя, который уничтожит любое чудовище, которое встанет на пути его возлюбленной, да, именно так?!
Гроттер запнулась и принялась ходить взад-вперёд, едва ли не размахивая руками. Признаться, на самом деле она чувствовала себя чем-то вроде отчаянной истерички, но пока что не видела альтернативных вариантов собственного поведения, к тому же, разозлилась до такой степени, что могла попросту сойти с ума.
Таня закусила губу, оглянулась и вновь подскочила к Бейбарсову, останавливаясь напротив него и стараясь спокойно и беспристрастно смотреть в чёрные глаза некромага. Нельзя было позволить ему просто так остаться не у дел опять, чтобы он убедил её в том, что поступил совершенно нормально и адекватно, после повернулся и ушёл, словно ничего не случилось.
- А может быть ты, некромаг, ещё и прекрасно знал, как остановить это чудовище, и стоил тут непобедимого героя не просто так? Может быть, оно вообще из-за твоей магии появилось?! - вспыхнула Гроттер, успешно игнорируя все попытки Бейбарсова оправдаться.
Казалось, сейчас она была готова попросту уничтожить Глеба на месте, вот так взять и убить его, взмахнув рукой и лишив дыхания, не дав просто так спокойно жить дальше, вот только следовало начать с того факта, что на самом деле Таня не умела колдовать подобным образом, да и вообще, подобное волшебство - это уж скорее парафия некромага. А ещё Гроттер совершенно не обращала внимания на то, что на самом деле оказалась слишком близко рядом с Бейбарсовым, а злость, которая накатилась на неё прежде такой сильной волной, сейчас вроде бы даже приутихла, словно ничего и не было, а она могла реагировать с самого начала с подобным спокойствием во взгляде и в голосе, будто б ничего и не случилось. Смешно признаться, вот только Таня упрямо не признавала ничего, что с нею случилось сейчас, будто бы могла признать себя абсолютно счастливым и адекватным человеком.
- Какой же ты гад... Как так можно? - выдохнула наконец-то она, уже перестав испытывать столь отчанное желание ударить посильнее Глеба и даже смирившись с собственной ненавистью практически окончательно.

0


Вы здесь » ЧАРОПЛЁТОВЫ ЛАПТИ » САМАЯ ВЕРХНЯЯ ПОЛКА » Не беги от чудовища!