Салют, маги и магвочки, мертвяки и волколаки, хмыри и анчутки! Только сегодня и только для Вас ролевой проект «Чароплетовы лапти» предлагает окунуться в волшебный мир «Тани Гроттер», где сейчас происходит ТАКОЕ! На Лысой Горе творится хмырь знает что: нежить взбесилась, маги взбесились - каждый второй стремится если не сожрать, так сглазить! А все опять этот треклятый Тибидохс виноват, чтоб ему в Тартар провалиться!
Дело в том, что Аполлоша и еще два циклопа решили, что подвалы школы – подходящее место для размахивания дубинами. А что из этого вышло, Вы можете узнать, пройдя по ссылке «сюжет» чуть ниже.
Время в игре: август-ноябрь, конец каникул и начало учебного года в Тибидохсе и ЛГУ.

СЮЖЕТОСНОВНЫЕ ТЕРМИНЫЛЫСЕГОРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТСПИСОК ЗАНЯТЫХ ВНЕШНОСТЕЙСПИСОК СПОСОБНОСТЕЙЛЫСЕГОРСКИЙ БАНК
Наверх
Вниз

ЧАРОПЛЁТОВЫ ЛАПТИ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЧАРОПЛЁТОВЫ ЛАПТИ » ВОЛШЕБНЫЙ МИР » У любопытной Варвары сплетни всегда свежие


У любопытной Варвары сплетни всегда свежие

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s2.uploads.ru/4y6bq.gifhttp://s3.uploads.ru/aTIkW.gif
У любопытной Варвары сплетни всегда свежие

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

МЕСТО И ВРЕМЯ: Лысая Гора, начало сентября;

УЧАСТНИКИ: Феврония Припятская, Людмила Сердечкина;

О П И С А Н И Е
Согласитесь, что может быть лучше и интереснее сбора сплетен в компании главной ведущей сплетневого блога Февронии Припятской? Вот и Люся Сердечкина, от нечего делать маявшаяся в здании Почти Страшного суда, была уверена что ничего занимательнее ее любопытной магсобе сегодня не светит, так что с радостью приняла предложение Фени сходить в кафешку неподалеку пообедать, а заодно подслушать что-нибудь интересное. Откуда же студенткам было знать, что Лысегорские кафе это не только место для выяснения отношений между ведьмами и их ископаемыми ухажерами, но еще и настоящий рассадник вселенских заговоров! А уж чего им стоило это незнание, вы сможете прочесть в следующей статье блога сплетен, если ведущая и соредактор блога не пойдут на корм для гарпий…

Отредактировано Люся Сердечкина (2016-03-20 12:37:11)

+2

2

Феврония не любила Почти Страшный Суд Лысой Горы. По ее мнению, это здание было самым страшным, что уж там красивое «почти» в начале. Серое, высоченное и огроменное. Да еще и говорящие горгульи на каждом углу! Припятская всякий раз шарахалась из стороны в сторону, пока плутала в многочисленных коридорах, случайно заходила в залы судебных заседаний и кабинеты секретарей. Это был такой квест – найти Люсю Сердечкину в суде, - что Феня тратила большую часть своих нервов накопленную за месяц.
Девушки собрались в новый ресторанчик, открывшийся на окраине Лысой Горы, и Феня ждала Люсю, которая ждала маму, которая должна была дать ей дырки от бублика. Припятская еще утром «ограбила» родителей, заявив, что дочка хочет гулять и отдыхать, потому что начало учебного года сразу навалилось на ее худенькие плечи.
Феня шла по узким коридорам с множеством дверей. Зал судебных заседаний №10, зал судебных заседаний №345, Магфедеральный судья И.К. Шмык, секретари судебных заседаний по делам, связанным с упырьей категорией магпреступлений… Разбросанные в хаотичном порядке, кабинеты были запутаны между собой, так что если и ходить по суду, то только с картой. Очень подробной к тому же.
Связываясь с Сердечкиной по зудильнику, Припятская чудом нашла нужный кабинет и залетела туда, закрыв за собой дверь. Причудливый Почти Страшный Суд не нравился ей и нагонял странное чувство страха.

- Почему судебные приставы – горгульи? – возмутилась Припятская, присаживаясь на стульчик и ставя на стол сумку. – Столько вопросов, куда, к кому, зачем… Я им стала все объяснять, так они меня по новой спрашивают. Каменные хмыри, - Феврония махнула рукой и стала лазать в своей сумке с пятым измерением.

http://funkyimg.com/i/29H77.gif

- А потом начали на меня орать и говорить, куда я дела золото лепреконов, - Феня с возмущением стукнула кулачком по столу. – Это что еще за нагоняи такие? Так происходит вершение правосудия на Лысой Горе? Обвиняют невинных лысегорцев в непонятно чем. Скажи маме, Люсь! – наябедничала Припятская, от негодования прыгая на стуле. Наконец, она нашла свой зудильник и показала Люсе магографии. Пару штук которые Феня сделала несколько минут назад. Они были смазанные, но можно было понять, что на них изображалась горгулья в синей форме. Недовольный мужлан с каменными усами Дон-Кихота смотрел с экрана зудильника и недовольно что-то бурчал себе под нос, от чего с него сыпалась пыль. – Это их главарь! Не знаю почему, но я в этом уверена. Наверное, он похож на какого-то магпреступника из сериалов, которые я смотрю. Ты же знаешь, их так много, всех не запомнишь, - Феня убрала зудильник в сумку и развела руками.

+1

3

Феврония Припятская давно обещала сводить Люсинду в новый популярный ресторанчик на Лысой Горе, приглянувшийся местным жителям благодаря своим демократичным ценам. Однако, какими демократичными не были расценки модного ресторанчика, поход обещал влететь студенткам в дырку от бублика, которые Люсеньке должна была выдать заботливая матушка. Поэтому Люся, благополучно проспавшая мамин уход на работу, теперь сидела в приемной пани Гражины на столе отсутствующей секретарши - анчутки по магспорту и кикиморы по жизни – ожидая когда закончится очередное заседание Почти Страшного суда.  Сердечкина весело болтала ногами, уткнувшись носом в зудильник и заводя Фенюшку все глубже в недра храма Лысегорского правосудия.
-Так, за той дверью направо… ой, нет, от меня направо, а от тебя налево… - командовала Люда, с детским восторгом наблюдая за злоключениями подруги. Похоже, Люся воспринимала прохождение Феней 9 кругов почти Страшного суда как увлекательную игру-бродилку, которая закончилась довольно быстро, когда Припятская ввалилась в кабинет, торопливо захлопнув за собой дверь.
- Почему судебные приставы – горгульи? – возмутилась Припятская, присаживаясь на стульчик и ставя на стол сумку. – Столько вопросов, куда, к кому, зачем… Я им стала все объяснять, так они меня по новой спрашивают. Каменные хмыри… А потом начали на меня орать и говорить, куда я дела золото лепреконов, - Феня с возмущением стукнула кулачком по столу. – Это что еще за нагоняи такие? Так происходит вершение правосудия на Лысой Горе? Обвиняют невинных лысегорцев в непонятно чем. Скажи маме, Люсь! 
Сердечкина засмеялась, услышав о близком знакомстве подруги с судебной системой Лысой Горы. Саму Люду горгульи в суде не очень-то напрягали, хотя временами долго приходилось объяснять, что она не имеет никакого отношения к угону пылесоса колдуна с проспекта Утопленника.
-Думаешь, ты одна такая, кто жалуется на их самоуправство? Они тут всех достают. Вот в прошлое полнолуние заместителя магнистра по борьбе с нежитью до нервного тика довели, едва в Дубодам не упрятали: обвинили его в фальсификации личности и злонамеренном обращении в пепел себя самого! – Люся даже хрюкнула от смеха, - А бедняга всего-то переусердствовал с молодильными яблоками!
Отсмеявшись, Люда заговорила абсолютно серьезно, на всякий случай, понизив голос до заговорщицкого шепота.
-Ты разве не знаешь, что горгульи бывшие духи хаоса? Вот они и перевоспитываются здесь, принося посильную помощь обществу.
– Это их главарь! Не знаю почему, но я в этом уверена, - словно не слушая Людмилу, Феврония продемонстрировала девушке колдографию недовольной горгульи с щегольскими усами на экране своего зудильника. Вообще их каменные рожи были для Люсеньки все одинаковые, но вот едва ли во всем здании суда нашелся еще один обладатель таких фирменных усов.
-Ааа, да-да, старший судебный пристав Гургюйль, - понимающе хмыкнула Люся, - он тут вроде как… эээ… самый ответственный и самый инициативный. 
-Голову с плеч! – пароходной сиреной взревела пани Гражина, с грохотом захлопывая за собой дверь, ведущую в зал заседаний. Свирепая судья Почти Страшного суда остановилась, увидев на месте секретаря свою дочь в компании подруги. Строго поджав тонкие губы, мадам Сердечкина чинно поправила небольшие аккуратные очки для чтения.
-Людмила, что ты здесь делаешь? Я же говорила тебе, что здание Почти Страшного суда не место для детей! – хорошо поставленным сопрано отчеканила госпожа Гражина, - Хорошего дня, Феврония!
Люся утвердительно закивала головой, подтверждая, что мамины наставления действительно имели место быть и девушка о них помнит. Люда даже не удивилась, что ее назвали ребенком: на Кудикиной горе, где раньше проживало колоритное семейство, волшебник считается совершеннолетним не раньше, чем ему исполнится 68 лет. Сама девушка после переезда пользовалась этим противоречивым правилом как двусторонней скатертью, выворачивая удобной для себя стороной.
-Знаю, знаю, матушка! - весело прощебетала Люся, - Просто мы с Фенюшкой изрядно проголодались, - девушка обняла Феню, демонстрируя маме изможденные оголодавшие девичьи лица. Незаметно покосившись на подругу, Люда поняла, что цветущая мордашка Припятской даже отдаленно не походит на оскал голодного вурдалака.
-Поэтому решили пойти пообедать, но нам не хватило дырок от бублика, - грустно вздохнув, продолжила Люся, - вот я и подумала, а не навестить ли мне любимую мамулечку?! -Люся сияла как новенький самовар, всем своим видом излучая дочернюю любовь к матушке, - Кстати, ты сегодня прекрасно выглядишь! Эта новая парадная мантия судьи тебе необычайно к лицу! Небось, магспода присяжные-заседающие заседатели с тебя разлагающихся глаз не сводят?! – Сердечкина подмигнула матери.
Судья Почти Страшного суда горделиво зарделась, на белоснежных щеках проступил нежный румянец. Хитро прищурившись, женщина погрозила дочери пальчиком.
-Неужели юных магов в университете теперь обучают науке подхалимажа и беззастенчивой лести?! Ладно уж, леший с вами, забирайте свои дырки от бублика и не мешайте работать, - улыбаясь, проворчала пани Гражина. Судья порылась в карманах форменной парадной мантии и перебросила дочери небольшой кожаный мешочек, звякнувший вожделенными дырками от бублика.
-Ты самая замечательная мама во всем магическом мире! – довольная Люсинда чмокнула матушку в прохладную щеку и, взяв Февронию под руку, повела ее к выходу из кабинета судьи. Уже на пороге Люда краем глаза заметила, что ее обожаемая матушка вертится перед зеркалом, с упоением разглядывая свое отражение. Младшая Сердечкина хихикнула, закрывая за собой дверь.
-Ну вот, до всеми уважаемого господина Кощеева мне, конечно, далеко, но зато теперь можно не экономить на десерте!
Люся пребывала в отличном расположении духа, правда мысль о том, что здание Почти Страшного суда находится в некотором отдалении от всех модных мест, немного поубавила энтузиазма девушки.
-Прогуляемся или подождем магшрутный ковер-самолет?

+1

4

Феня не в первый раз видела, как ее подруга осторожно выпрашивает дырки от бублика у своей мамули. Мамуля была довольна тем, что дочь так вокруг нее кружит, поэтому дала Люсинде заветный мешочек с валютой Лысой Горы. Даже Припятская в этот момент заулыбалась во весь рот.
Мамуля Сердечкиной всегда нравилась Февронии тем, что она была женщиной властной и бесстрашной. Быть магферальным судьей Лысой Горы, причем работать в Почти Страшном Суде – это почти страшное занятие. Нужно не бояться всех этих преступных хмырей и так их прижучивать, чтобы они больше никогда не совершали плохих поступков, превратившись в наибелейших белых магов. Это опасная, но в то же время очень ответственная и интересная работа. Исследовать все эти материалы уголовных дел, всякие там продажи кандалов привидений без регистрации, разбои упырей на топких болотах, продажа ядовитых грибов на маграспродажах и так далее. О, сколько сплетен бы выяснила Припятская и о стольких бы людях захотела рассказать правду, чтобы проучить злодеев и донести свой глас до лысегорского народа!.. Но Февронии категорически запрещалось работать в подобных структурах с ее характером – стихийным и немного сумасшедшим.
А вот Люся легко могла продолжить династию судей, только бы, скорее всего, оправдательных приговоров она бы никому не выносила, даже если подсудимый действительно невиновен. Все равно голову с плеч, хотя бы потому, чтобы никому было не повадно. Слишком суровая и сердитая Сердечкина. Но, тем не менее, Припятская верила, что Лысой Горе такой подход действительно не помешает. Да, Лысая Гора всегда была опасным местом, но за последние годы оно превратилось в настоящий приключенческий фильм, в котором каждый раз дорога до университета и обратно сопровождается погонями и драками с использованием искр. Такие квесты до жути интересны и Припятская их обожала, но все-таки как-то странненько и опасненько.
Магвочки покинули здание Почти Страшного Суда – Феня, проходя на посте приставов, показала «главарю» язык и поскорее выбежала за дверь, чтобы ее действительно ни в чем там не обвинили, - и стали решать, как им добираться до ресторана.
- Ковры долго ждать, их количество урезали неделю назад из-за того, что джиннов-водителей не хватает, - Припятская завязала распутавшиеся шнурки на кедах и гневно завертела головой. Кто-то использовал заклинание, чтобы их развязать, а такие шалости магвочку жутко раздражали. Она светлая и никому подобного не делала, но если такую шляпу «надевали» ей… Свежая сплетня в блоге будет о том, кто видел вот такого хмыря в такое-то время там-то там-то. Ответ находился быстро и Феня потом просила Вия устроить обидчику взбучку. – Можно на метлотакси, вон как раз едет двадцать пятая метла, она идет мимо лепреконьего паба, а там в соседнем здании и наш ресторанчик. Главное, чтобы эти карлики по пути не пристали, а то они, пьяницы, противненькие любители виски, потом еще за нами пойдут, напевая любовные баллады на ирландском – это жутко ми-и-и-и-ило, согласна, - пропищала Припятская, поднимаясь и отряхиваясь, - но хмырь разберешь этот язык, лучше бы на русском пели, чтобы мы поняли, как они жить без нас не могут!
К остановке рядом со зданием суда подлетела длинная и крепкая метла, на которой, кроме водителя-мага, видела магвочка, увлеченно читающая новый выпуск журнала «Сплетни и Бредни», вампир, который с кем-то шепотом спорил по зудильнику, видимо, с женушкой, и маленькая кикиморка. Кикиморка посмотрела на Феню и Люсю, хмыкнула и с важным видом отвернулась.
- «Почти Страшный Суд», - раздалось из сияющего амулета, висевшего у водителя на шее и оповещающего пассажиров о месте остановки. Припятская подскочила к метле, отдала водителю тридцать четыре дырки от бублика, которые заранее подготовила еще в кабинете, болтая с Люськой, и села боком, покрепче схватив рукоять. Кикиморка злостно уставилась на магвочку, от чего той стало неуютно. А потом ее закрыла Люся, от чего Феврония с облегчением выдохнула. – Следующая остановка – улица Четырехлистникова.
Из перстня водителя сверкнула красная искра, и метла взмыла в воздух, уносясь к облакам и огибая воздушные пробки. Припятская была рада, что им попался прошаренный водитель, но в то же время мужчина так петлял в воздухе, что все чуть ли не сваливались с метлы, непонятно как удерживаясь на ней. Одной магвочке с журнальчиком было похмырь на все, кроме свежих сплетен от маман Припятской, которая на обложке выпуска обещала скандалы, интриги и расследования. Видимо, магвочка их действительно получила, и была несказанно увлечена черпанием новой информации о жизни многих персон Лысой Горы.

+1

5

Припятская как всегда оказалась права: длинная, обремененная пассажирами метла – разновидность магщественного транспорта Лысой Горы - приземлилась всего в паре метров от того места, где стояли девушки. Метлотакси на Лысой Горе появилось сравнительно недавно, всего лишь четверть века назад с легкой руки тетушек всеми любимого Гурия Пуппера, и практически сразу стало неотъемлемой частью магщественной жизни местных жителей. Несмотря на то, что многие считали метлы неудобным и устаревшим летательным аппаратом, не говоря уже о довольно "кусающихся" ценах на проезд, метлотакси все же намного быстрее и маневреннее тех же ковров-самолетов, что в условиях воздушных пробок, ставших уже привычным делом для лысегорцев, было огромным преимуществом. Так что немудрено, что оставшиеся не у дел джинны, управлявшие коврами-самолетами, спрос на которые резко упал, не найдя себе работы на Лысой Горе были вынуждены вернуться на свою историческую родину. Так что теперь уже не хватало джиннов-водителей, и Магщество было вынуждено сокращать количество дежурных ковров-самолетов. Замкнутый круг.
Люся равнодушно скользнула взглядом по будущим спутникам ее предстоящего короткого путешествия и с тоской в сердце подумала о забытой дома клюшке для крикета. С каким удовольствием ведьмочка оседлала бы сейчас верную клюшку и взмыла в небо, обгоняя метлотаксиста со всеми его пассажирами, заложила бы крутую мертвую петлю, растрепала бело-серые кудрявые гривы облаков...
-"Почти Страшный Суд", – оповестил всех собравшихся амулет на шее мага, управлявшего метлой.
"Можно подумать среди нас есть кто-то настолько наивный или невежественный, что не имеет представления об этом милом местечке", – хмыкнула Сердечкина, окидывая прощальным взглядом здание суда. Серое, громоздкое, как бы нависающее над прохожим здание, давило на всех входящих тяжестью всех вынесенных приговоров разом, так что даже самый порядочный магражданин, проходя мимо, невольно втягивал голову в плечи и спешил поскорее уйти как можно дальше. Даже свет вокруг Почти Страшного суда вел себя как-то странно, обходя его стороной, так что здание даже в самый ясный день пребывало в сумрачной тени. Люсе хотелось думать, что это мистическая сила торжествующей справедливости так действует на местность, хотя ученые экомагологи уже несколько лет утверждали, что все дело в болотах, лежащих за пустошью к югу от здания суда. Мол, ядовитые испарения отравляют воздух и почву вокруг болот, делая их непригодными для жизни и трудовой деятельности граждан. И это не говоря уже о мстительных духах казненных, поселившихся в здании суда после смерти, вышеупомянутых приставах-горгульях и прочей нечисти на службе у Фемиды, которая тоже вносила свой посильный вклад в мрачноватую атмосферу заведения. Немудрено, что желающих вершить правосудие на Лысой Горе с каждым столетием становилось все меньше. Самой же Людмиле эти мелочи казались милыми пустячками, которые скорее притягивали, чем отталкивали ведьму от вожделенной должности в судебной системе Лысой Горы. Девушка частенько грезила перед сном, представляя, как она входит в здание суда в новенькой форменной мантии судьи алого цвета, как приставы подобострастно склоняют перед ней каменные головы, как она флиртует с симпатичным молоденьким магкурором и выносит любимый ею приговор уже на законных основаниях. В такие моменты на лице Сердечкиной расцветала милейшая счастливая улыбка и она с сладким вздохом отправлялась в царство Морфея на ночной сновиденческий сеанс.
Когда Люся отвлеклась от мечтательного созерцания зала суда, подруга уже устраивалась поудобнее на магщественной метле. Водитель  метлотакси флегматично смотрел прямо перед собой, ни на что вокруг не обращая внимания, и терпеливо ждал, пока новые пассажиры вложат в его протянутую руку заветную плату за проезд и займут свои места на древке метлы. Люда отсчитала 28 дырок от бублика из свалившегося на нее небольшого богатства и уже направилась к метле, когда водитель неожиданно оживился.
-Проезд 34 дырки от бублика и постарайся без сдачи!
Люся подскочила на месте, словно ужаленная монтикорой, так и не дойдя до метлы.
-Как 34?! На выходных же еще был по 28! – по привычке повышая голос, возмутилась девушка.
Маг криво ухмыльнулся, продемонстрировав всем желающим ровные желтоватые зубы.
-Ты еще вспомни, что при Древнире маги на пегасах за рифму летали! Или доплачивай или топай пешком, - пожал плечами колдун.
Людмила громко втянула воздух, испепеляя водителя своим коронным гневным взглядом, готовясь разразиться возмущенной тирадой в своей обычной манере.
-Это самый настоящий грабеж среди бела дня! Я буду жаловаться в Магщество Продрыглых Магций! Я напишу письмо на имя всеми уважаемого Кощеева! Пусть знает, какие барыги работают в ведомстве магщественного транспорта! И магнистру вашего ведомства напишу! Тоже пусть знает! Да что там, я пойду к мадам Припятской и она такой сюжет про вас снимет, что в вашу гнилую контору ни один порядочный волшебник не сунется! – все это Люся проговорила едва ли не на одном дыхании, доплатив водителю злосчастные 6 дырок от бублика и устроившись на метле между Феней и кикиморкой. Магвочка со свежим выпуском "Сплетен и бреден" при упоминании фамилии Припятской, оторвалась от журнала и с интересом покосилась на бойкую девицу, но, видимо так и не найдя в Люсинде ничего примечательного, снова отвернулась, уткнувшись носом в журнал. Сердечкина же, ничего этого не заметив, продолжала возмущаться, не в силах остановиться. К счастью, нервам метлотаксиста могли бы позавидовать даже заговоренные на прочность стальные канаты, так что получив положенную ему плату, колдун буркнул заклинание и выстрелив красной искрой взмыл в воздух, спеша поскорее избавиться от нахальной пассажирки.     
-Я напишу жалобу от студенческого комитета Генералу Грозному!!! Он вас всех посадит в Дубодам! Нет!!! Он вас всех казнит! Я добьюсь показательного массового обезглавливания метлотаксистов на центральной площади!!!
Люся, будучи скандалисткой с, как минимум, десятилетним стажем,  умудрялась продолжать возмущаться и в то же время цепко держаться за древко брыкающейся и лихо подскакивающей на воздушных ямах метлы. Ведьма хотела пошутить, что вместо метлотакси на Лысой Горе появятся летающие упряжки, управляемые всадниками без головы, но колдун как нарочно заложил вираж, переворачивая летательный аппарат вместе с пассажирами, так что магвочке пришлось прикусить свой язвительный язычок и сконцентрировать все свое внимания на том, чтобы удержаться на метле. Небо с землей слились в страстном танце перед глазами ведьмочек, так что никто уже не понимал, где находится верх, а где низ. Когда Людмила попыталась отвлечься, заглянув через плечо магвочки на страницы журнала в поисках обещанных скандалов, интриг и расследований, тряска неожиданно кончилась. Колдун заложил очередной вираж и послал метлу с пассажирами в отвесное пике, выровняв ее у самой земли. С кольца водителя сорвалась красная искра и метла стала медленно опускаться до тех пор, пока ноги пассажиров мягко коснулись мощенной старинным камнем дорожки.
-Станция "Четырехлепесткова", - сообщил амулет.
Метлотаксист самодовольно ухмыляясь обернулся на пассажиров, ехидно подмигнув Сердечкиной и оценив "потери". Оказалось, что вампир, на прошлой остановке споривший с женой по зудильнику, во время полета решил сойти, не дождавшись прибытия метлотакси на остановку магщественного транспорта.
Люся продемонстрировала колдуну собственный розоватый язык, чудом уцелевший в недавней тряске, и ловко спрыгнула с метлы, наступив на некстати подвернувшуюся ласту кикиморки. Кикимора возмущено заверещала, осыпая студенток оскорблениями и грозя скорой смертью при туманных обстоятельствах.
-Зачем так орать?! – закричала в свою очередь Люся, - Ласты целы?! Вот и шлепай на них по своим делам, пока есть голова на плечах!
Кикиморка что-то проворчала и, последовав совету Люсинды, зашлепала ластообразными конечностями вниз по улице, направляясь к центральной части Лысой Горы, где располагались магвазины и забегаловки. Довольная собой Люся, взяла Феню под руку и повела ее мимо лепреконьего паба в узкую уютную улочку.

Отредактировано Люся Сердечкина (2016-04-14 18:37:28)

+1

6

Иногда Феврония обладала двойным настроением. Оно заключалось в том, что светлая то верещала о чем-то, как резанная, смеялась и возмущалась, то вдруг сидела тихо, как сейчас – она понимала лысегорский стиль жизни, когда либо всем похмырь, либо все орут, как кикиморка и Люся в данном случае, и на такое просто нужно не обращать внимание. И еще от напряженной ситуации маршрутной метлы помогли отвлечься мысли о Вие, а именно то, что она подарит ему на годовщину их… их… да как это вообще назвать? Вот и Феня думала о подарке и о том, как все-таки непонятен этот Вий, жуть.
Но когда подруги прибыли к нужной остановке, Лся снова сконцентрировала на себе внимание Припятской. Новые сплетни, новые сплетни нужны Лысой Горе и всему магическому миру. Где-то там, в чудонете, томятся в ожидании если не магмиллионы, то магтысячи подписчиков, и ждут, когда смогут прочитать о чем-то правдивом. Да, Феврония упорно называла сплетни «правдой». То есть даже не сплетни, а «секретики». Как сказал однажды ей Галкин, у нее, наверное, в голове иногда кипяток от подобных загнанных понятий. Но Припятская была убеждена в своей позиции, к тому же была белым магом и не могла допустить, чтобы ее магический перстень шалил с красными искрами. Красными! Это же фу, как противно!
Феврония поежилась от хватки и энтузиазма, с которым Люся сжимала ее локоть, и пошла следом. Перепутать эту новую достопримечательность Лысой Горы было невозможно ни с чем, потому что сразу после лепреконьего бара ты попадал в настоящую Трансильванию. Хозяин ресторанчика (к слову, родственник Дракулы и поэтому родственник Германа Дурнева – да-да, того самого).
Не слишком громоздкое здание, оформленное в графическом стиле, сразу привлекало внимание своей загадочностью. А туман, наколдованный на его территории, и сидящие на ветвях деревьев совы, которые постоянно «ухукали», создавали нужную атмосферу. Эти трансильванские умники даже самодельную луну над зданием повесили с помощью магии местных чародеев, а такая реклама, да и номер зудильника, выгравированный на ней, стоят немалых дырок от бублика.
- Что-то как-то слишком старомодно, - Припятская даже не могла подобрать нужных слов, когда они с Сердечкиной неспешным шагом направлялись к дверям заведения. – Моей бабуле бы понравилось, она страсть как любит всю эту клыкастую эпоху. А если там еще органная музыка играет, то я сейчас точно напишу ей адрес этого… как этот ресторан вообще называется? Где табличка? – Феня завертелась по сторонам, но таблички с названием действительно нигде не было. – Ну, назовем его «Резиденцией Дракулы». Правда же, похоже, - около входа стояли джинн с дриадой, а также вампиры и несколько магов, которые, видимо, решили выйти на воздух.
Двери распахнулись сами собой, пропуская магвочек вперед. Припятская с гордым видом зудильниковещательницы прошлась по старинному коридорчику, заглянула в зеркало и не увидела своего отражения. Широко распахнув глаза, Припятская через несколько секунд догадалась, что это такой маркетинговый ход. Почувствуй себя вампиром.
- Хмырь, вот они дают, а! – с этого момента Феврония не прекращала восклицать. Кислая мина сменилась восторгом, а лень и занудство в голосе – писклявостью и вигами. Феня в восхищении визжала, когда к ним подошла вампирша-администратор в старомодном платье и провела к забронирвоанному столику, когда стулья отъехали сами собой, приглашая гостей (будто Феня была лопухоидом и не могла сделать подобное с помощью магии), а уж когда к подругам подошел красавец-вьюноша и дал меню, Феня уже постила и магографировала все в чудонет в свой магстаграм.
- Люся! Люся! – шикала Припятская, прося подругу оторвать взгляд от меню и посмотреть в камеру на ее зеркальце-зудильнике.

http://funkyimg.com/i/2c9yU.gif

- Милые девушки, - официант ослепил белезной своих клыков. – От нашего заведения мы предоставляем вам два осиновых кола, поскольку вам нужна будет самозащита от поклонников в доме Дракулы.
- Он назвал нас милыми, давай его смагографируем? - захихикала Феня, пиная под столом ногой Люсю, чтобы она обратила внимание на вампира, которому Припятская явно оставит много чаевых, номер зудильника и злого Вия в придачу.

+1

7

Те недолгие минуты, что заняла прогулка ведьмочек от остановки магщественного транспорта до новенького ресторанчика, Люся упивалась ни с чем несравнимым чувством умиротворения, которое испытывает темный маг, вышедший победителем пусть и из мелкобытового, но все же гражданского конфликта. Чувство, надо сказать, совсем не новое для Сердечкиной, но от этого не менее милое девичьему сердцу. Уж кто-кто, а Люсинда с ее-то репутацией возмутительницы магщественного спокойствия знала толк в закатывании истерик и хлопанье дверьми, и даже имела пару коронных уничижающих взглядов на тот редкий случай, когда словесные аргументы в споре уже исчерпаны.  Вот и сейчас, по уже закрепившейся традиции, последнее слово оказалась за юной ведьмой, что Люся принимала как должное, но все равно не могла сдержать довольной улыбки.
Прибывая в небывало приподнятом настроении, Люся даже не заметила, как пронеслась мимо лепреконьего паба, таща за собой Феню. Просто пропахшие элем, табаком и старыми башмаками подворотни лепреконов неожиданно закончились, представив взору магвочек живописную картину. Низкое каменное строение в готическом стиле вполне могло сойти, как за искомый ресторан, так и за густозаселенный коммунальный мавзолей. Вместо окон по периметру строения располагались стрельчатые арки-ниши, из темных глубин которых выглядывали жуткие морды каменных горгулий. Иногда горгульи начинали зевать, ненароком переступать с лапы на лапу или, явно проголодавшись, мечтательно причмокивать каменными губищами. Оценив по достоинству лунную пиар компанию и декоративный туман, Люся с все нарастающим  азартом направилась к главному входу.
- Что-то как-то слишком старомодно, - услышала Люся комментарий явно заскучавшей Февронии.
-А по-моему мило получилось, злобненько так, атмосферно…
- Моей бабуле бы понравилось, она страсть как любит всю эту клыкастую эпоху. А если там еще органная музыка играет, то я сейчас точно напишу ей адрес этого… как этот ресторан вообще называется?
Люся честно хотела ответить и уже даже открыла рот, когда поняла что совсем не знает, как называется это чудное пристанище клыкастых и кровососущих.  Девушка едва не хлопнула себя по лбу от досады, похоже, что изучая рекламную брошюру нового заведения, нетерпеливая Люся удосужилась только посмотреть колдографии и прочитать адрес, а на название не обратила ровным счетом никакого внимания. Или его там и вовсе не было?
– Ну, назовем его «Резиденцией Дракулы». Правда же, похоже, - Сердечкина, вопреки обыкновению, не стала спорить с подругой, хотя  название "Резиденция Дракулы" показалось ей довольно пафосненьким. А впрочем, имея собственную луну-указатель, ресторан мог бы назваться даже "Пафосным пафосом" и самые злобные магкритики, были бы вынуждены молча сожрать собственные язвительные комментарии. Про себя же Люся нарекла это магмодное заведение "Безымянной Могилой" до тех пор, пока не узнает настоящее название.
Двери перед студентками  распахнулись сами самой, словно по мановению чьей-то властной руки. Ничего из ряда вон выходящего, особенно если учесть, что когда Люда училась в Тибидохсе, ученики рассказывали, будто у лопухоидов тоже есть двери, которые открываются сами собой. Помнится, тогда Люся подумала, что кто-то из лопухоидов исхитрился и украл волшебное заклинание или же, что еще хуже, кто-то из магов самолично выдал магическую тайну. Сознательная Сердечкина немедленно написала несколько доносов в Магщество, на что получила стандартную отписку "что ее информация очень важна для Магщества Продрыглых Магций и для Бессмертника Кощеева лично, что они немедленно поручат лучшим магфицерам провести расследование и примут все необходимые меры для покоя маграждан".
От ностальгических воспоминаний о школьных годах и собственной наивности у Люси невольно вырвался тяжкий вздох. Но этот неуловимый налет грусти и печали, сдуло с Люси ураганом восторга, когда девушки наконец-то попали внутрь.
-Козырно! – выдохнула Люся.
Алые как кровь стены, удивительно высокий сводчатый потолок и черно-белые мраморные плиты пола, отполированные до зеркально блеска, привели Люсинду в какой-то неописуемый эстетический экстаз, так что у девушки даже закружилась голова от избытка восторгов. На миловидном лице юной ведьмы появилось выражение типичного маньяка, в руки которого наконец-то попал предмет его мании. Люся прыгала по черно-белым плитам в какой-то странной, одной ей понятной последовательности, хотя совершенно очевидно, что по ее мнению на границы между плитами наступать было нельзя, равно как и стоять одновременно на двух плитах разного цвета. Спроси кто у Люси, почему этого было делать нельзя, она бы, пожалуй, только покрутила пальцем у виска, мол, "что за хмырь? очевидных вещей не знает!".  Затем Сердечкина в очередном восторженном приступе, привалилась к кровавой поверхности стены, раскинув руки, словно пытаясь объять всю стену разом.
-Все!!! Я отсюда не уйду!
Но уже спустя несколько мгновений, Людмила была вынуждена пересмотреть свое решение и покинуть пост у стены, чтобы сменить Припятскую перед заколдованным зеркалом.  Люся долго и серьезно всматривалась в свое отражение, а точнее в его отсутствие, пока наконец не подскочила на месте с восторженным возгласом.
-Пресвятые трефы!!! Фень, ну ты видела?! Ты это видела?! Козырно-то как!
Не прекращая громко восторгаться, любознательная Сердечкина тут же принялась ощупывать и осматривать зеркало, заглядывать за раму на оборотную сторону, в надежде разгадать этот волшебный фокус. От такого старания Люся, чего доброго, вполне могла провалиться в Зазеркалье, но от этой печальной участи ее спасла вампирша-администратор, вежливо пригласившая девушек к их столику и заботливая подруга, мягко оттащившая громко возмущающуюся Люсинду от приглянувшегося ей зеркала.   
Едва магвочки разместились на услужливо отъехавших стульчиках, как к столику не то подошел, не то подлетел официант с меню. Пока Феврония рекламировала чудесное заведение в собственном магстаграме, Люся уже успела успокоиться и продолжила восторгаться интерьером в сдержанном, так называемом, "фоновом" режиме, то есть мысленно, и принялась изучать меню.
В общем-то меню оказалось довольно привычным для большинства Лысегорских вампирен, хотя встречались и экзотические название с претензией на оригинальность.
-Скажите, - обратилась Люся к официанту, тыча пальчиком в меню, - а что такое "Разбитое сердце"?
Про себя, Люся почему-то решила, что "Разбитое сердце" это какой-то необыкновенный десерт и, даже надеялась, что в нем будет присутствовать обожаемая Люсей вишня, поэтому очень расстроилась, услышав ответ безукоризненно вежливого юноши.
-Очень рекомендую, "Разбитое сердце" наш шеф-повар готовит только из отборных нежных телячьих сердец…
-Можете не продолжать! – властно махнув рукой и скривившись, перебила вампира Люся, - Вопреки всеобщему мнению, у нас Сердечкиных врожденная антипатия к блюдам из сердец!
- Люся! Люся! – тем временем шикала на подругу Припятская, направляя на Люсю собственный зудильник. Отложив меню, Люся принялась позировать собственному неугомонному магографу.
Молодой вампир смотрел на неожиданно развернувшуюся за столом магограсессию со сдержанной улыбкой, было похоже, что Феня с Люсей не первые студентки, приходящие в ресторан с целью смагографироваться, и, судя по лестным отзывам о ресторане, далеко не последние.
- Милые девушки, - официант ослепил белезной своих клыков. – От нашего заведения мы предоставляем вам два осиновых кола, поскольку вам нужна будет самозащита от поклонников в доме Дракулы.
- Он назвал нас милыми, давай его смагографируем?
Припятская пнула Люсинду под столом, явно желая привлечь Люсино внимание к вампиру. Поджав губы и склонив голову набок, Люся с головы до ног окинула официанта оценивающим взглядом. Стефан, как значилось на маленькой позолоченной финтифлюшке, приколотой к жилету официанта, под оценивающим взглядом Люси начал немного нервничать, явно прикидывая, что поспешил отдать "милым девушкам" колья, которые в перспективе могут ему пригодиться.
-Как хочешь, - расплывшись в плотоядной улыбке, медленно протянула Люся, - только не забудь в этот раз наложить защитное заклинание на зудильник, а то опять с Вием разругаетесь из-за хмырь знает чего! – фыркнула ведьмочка. Сама Люся к делам сердечным, вопреки говорящей фамилии, относилась довольно равнодушно, но к своему долгу лучшей подруги относилась весьма ответственно, как, впрочем, и ко всем остальным своим долгам.
-Степочка, а может быть, вы нам что-нибудь посоветуете? – возвращая официанту меню, поинтересовалась девушка, - Должно же у вашего милого ресторанчика быть какое-то коронное блюдо?

+1

8

- Боюсь, что наше фирменное блюдо не придет по вкусу магам, вы же не пьете кровь, - пожал плечами официант-вампир, опустив руки с подносом из серебра (видимо, не такого уж и настоящего, раз кожу не жгло). А Феня, постепенно сдвигая брови и думая над тем, какой скандал ей устроит Вий за магографию, кивнула и ответила:
- Пьем, еще как. Только не как вы, а в другом смысле, переносном. Ну, вы поняли, - Припятской не понравилась собственная шутка, и она замолкла. Люся всегда останавливала подругу, когда та, не думая, пересекала виевские границы. Влад – душа нежная, его легко обидеть и после таких обид остается много пакостей в отместку. Вот зачем это Фене надо? Тем более сейчас, когда они, вроде бы, помирились после его наглой выходки. Хотя, с другой стороны, он там с дриадами в ЛГУ общается, а Феня должна сидеть дома под семью замками? Издевательство какое-то.
Быстро пробежавшись взглядом по меню и выбрав самое некровопролитное и миленькое – «Графская капуста. Блюдо из хрустящей капусты, фирменного соуса «Кровушка» и нежного сыра в форме крыльев летучей мыши. Подается вместе с осиновой вилкой», Феня внезапно решила, что надо садиться на диету, потом внезапно передумала и поняла, что Влад любит ее и такой, поэтому вдобавок заказала еще Крова-Кролу. А потом уткнулась в свой зудильник и стала проверять обновления в магстаграме, пока Люсинда делала свой заказ.
Официант согласно кивнул и растворился в тумане, который то и дело накатывал на зал. Постепенно мысли о Вие закончились, потому что на сегодня их было не так много. Просто Припятская иногда уставала мусолить одни и те же темы в своем сознании по поводу этого негодяя. Негодяй, слово-то какое!
Вообще она хотела сходить сюда вместе с ним первый раз и попробовать это место, так сказать, на вкус. Но сейчас поняла, что правильно сделала, отказавшись в последний момент и предложив посетить «Резиденцию Дракулы» Сердечкиной. У Вия бы уже с порога глаз задергался от такого избытка вампирского обаяния, которое никто не стеснялся проявлять. А Люся… С ней вообще охмыренно куда-то ходить, лучшая подруга – она такая! Вот только жаль, что Вскипятичайник с ними не пошла, а была занята своими странночудесатыми делами.
- Пошли осмотримся? – вдруг подскочила на стуле Феня. Это был старинный особняк, пусть даже таких на Лысой Горе немало, но каждый из них безумно интересен! И, конечно, была другая причина: - Смагографируемся на зудильник, может, пару сплетен наскребем? Я где-то слышала, что летучим мышам нравятся блондинки. Ну, как нравятся – они у них в волосах чаще всего застревают. Но это же факт, я даже думаю, что кем-то доказанный! Ведь кто-то все всегда доказывает, даже мы что-то доказываем, - Припятская потеряла мысль, но усиленно пыталась найти ее, даже применяя «Хап-цап». – В общем, можно проверить это утверждение. Или что соленая вода прожигает кожу вампиров. Но, скорее всего, за подобные выходки нас отсюда попросят уйти в добровольно-принудительном порядке. Так, о чем я говорила? – Припятская задумчиво почесала лоб. – Пошли в туалете сделаем сэлфи? Интересно, у них кабинки в форме гробиков? Фу, я туда не зайду тогда, не люблю эти темные шутки. О, а если у них такой эффект зеркал, что никто в них не отображается, и чувствуешь себя вампиром? Пошли-пошли-пошли! – Феврония аккуратно вышла из-за стола, утянув за собой Сердечкину. – Пошли!
В первом же коридоре после выхода из зала Феврония успела запутаться. Портреты на стенах, сурово смотрящие на тебя и перешептывающиеся, настоящие паутины, теплый и мягкий свет от магических факелов… Припятская, было, начала болтать с каким-то клыкастым седовласым вампиром на портрете, но тот, плотно сжав губы, не знал, что ответить на ее «Ва-а-а-а-а-а-ау, а зубы у вас всегда такие или вырастают? А если вырастают, то это больно? Вот я недавно на катке упала, и мне тоже было больно, обе коленки разбила. В магпункт не поехали, Афоня сказала, что так заживут, все дела, а я говорю, что зачем такое терпеть, хочу, чтобы знахари меня сделали новенькой, стала ныть об этом родителям, потому что – хмырь меня за ногу! – не хочу я с двумя синяками ходить по Лысой Горе… А они мне…»
http://funkyimg.com/i/2e8xE.gif

+1

9

Шутка Фени про кровопиющие наклонности магвочек была хоть и остроумной, но отчего-то оказалась неуместной, что еще больше расстроило Люсю, разочарованную обслуживанием ее магсобы.
-Что значит "не придется по вкусу магам"?! Это что, магшебная дискриминация?! – как всегда бывало с Сердечкиной, заводилась она буквально с полуискры и, как правило, из-за всякой ерунды.  - Я думала у вас тут приличное заведение, а не слет клыкастых барыг!!
-Я прошу прощения… - глупо заморгал глазками официант.
-Извинения не принимаются!!! Голову с плеч!!!!– Люся начала орать уже на весь зал, вскочив с места и швырнув в официанта салфеткой. За соседними столиками гости беспокойно завозились и с интересом стали наблюдать за разворачивающейся в ресторане драмой.
-Я требую магдминистратора!!! – не унималась ведьма.
Официант открыл было рот, явно намереваясь успокоить разбушевавшуюся клиентку, но рядом с ним невесть откуда появилась очаровательная вампирша, провожавшая магвочек за столик.
-Чем могу вам помочь? – скаля клыки в любезнейшей улыбке, поинтересовалась вампирша.
-Для начала, научите вежливому обращению с клиентами ваш персонал! – изобличающе тыча пальцем в официанта завопила Люся, - Официанты непозволительным образом хамят приличным ведьмам, беспардонно тыча нас носом в тот факт, что мы, видите ли, не вампиры, а значит кормить нас не обязательно, так по вашей логике получается?!
Магдминистраторша заулыбалась еще шире и еще доброжелательнее, так что Люся настороженно замолчала, хмуро глядя на вампиршу.
-Я прошу прощения за это досадное недоразумение, мы обязательно проведем воспитательную работу. А пока, позвольте мне принять ваш заказ? – вампирша незаметно махнула рукой горе-официанту, требуя немедленно скрыться с глаз и, видя, что ведьмочка еще неуверенно мнется, быстро добавила, - Напитки за счет заведения!
Поджав губы, Люся окинула вампиршу надменным оценивающим взглядом и, процедив сквозь зубы "ладно", уселась на свое место за столом и снова уставилась в меню. Пока Феврония решила давиться капустой, организм Люси требовал немедленного восполнения потерянных в споре калорий. Поэтому ведьма заказала себе тройное шоколадное пирожное с шоколадом в шоколадной глазури, политое карамелью и присыпанное орешками, с романтичным названием "Поцелуй смерти". Пить Люсе пока не хотелось, но помня об обещании магдминистраторши о бесплатных напитках, ведьма из вредности заказала самый дорогой коктейль в меню - "Ведьмополитен" – и полная мрачного торжества, в свою очередь очаровательно улыбнулась магдминистраторше. Продолжая улыбаться, Люся проводила довольным взглядом вампиршу и стала вертеть головой по сторонам в поисках интересных сплетен и знаменитых магсоб, нетерпеливо барабаня пальчиками по столу.
- Пошли осмотримся? – вдруг подскочила на стуле Феня, отчего не ожидавшая маневра Люся подскочила следом за подругой, - Смагографируемся на зудильник, может, пару сплетен наскребем? Пошли-пошли-пошли! – неустанно тараторя что-то про летучих мышей, соленую воду и гробики магщественного пользования, Феврония аккуратно вышла из-за стола, утянув за собой Сердечкину. – Пошли!
-Да, пошли-пошли! Я уже устала ждать, пока ты предложишь! – буркнула Люся, надувшись изнутри высокомерием и надменно глядя по сторонам.
В первом же коридоре после выхода из зала Феврония успела запутаться, а значит, и ведомая ею Люся тоже. Пока Припятская в привычной своей манере заговаривала клыки седовласому вампиру, изображенному на портрете, Люся решила осмотреть коридор, зная, что диалог подруги с портретом, переходящий в монолог, лучше не прерывать, все равно Феня не уймется пока не задаст все беспокоящие ее вопросы и не даст на них развернутые ответы.  Люсинда улыбнулась. Феврония любила поговорить, она говорила, когда была счастлива, когда была напугана, когда ей было скучно и когда было радостно, когда болела и даже когда грустила. Хотя нет, когда Феня грустила – она выговаривалась, говоря ровно в ¾ раза больше обычного и не верьте вредным хмырям , которые скажут, что это невозможно. Может для кого-то и невозможно, но для Фени, для которой трепаться было более естественно, чем дышать, это было скорее нормой.
Сердечкина с видом эксперта принялась расхаживать взад-вперед по коридору, заложив руки за спину и не обращая внимания на снующих мимо официантов. Портреты именитых вампиров, на которые ведьма бросала косые устрашающие взгляды "я-все-про-вас-знаю", что-то недовольно скрипели и нетерпеливо махали на Люсю руками, требуя отойти подальше от их позолоченных рам. Хмыкнув, Люся принялась постукивать костяшками пальцев по старинным деревянным панелям стен, потому что видела по зудильнику, как герой ее любимого магтективного сериала таким образом находил тайные ходы. Как именно должен звучать при постукивании тайный ход Люсинда не знала, но так как ничего нового в обследовании стены она не услышала, все, что оставалось Сердечкиной, это досадливо стукнуть кулачком по стене. Висевший рядом портрет недовольно закашлялся. Люся подпрыгнула и, круто развернувшись, нетерпеливо уставилась на портрет, отчего вампир на нем закашлялся еще сильнее, словно всерьез намереваясь умереть во второй раз. Буркнув малоразборчивое "будьте здоровы", магвочка вновь прошлась из одного конца коридора в другой, потыкала пальцем в одну из черных плит на полу, ожидая, что она окажется провалом в бездну, но на деле нащупав всего лишь черный мрамор, и накрасила губы, глядя в отсутствие собственного отражения в зеркале. Людмила уже начала откровенно скучать и подумывать о том, чтобы вернуться в зал и дождаться десерта, когда вместо своего отражения в зеркале увидела в стене позади себя темнеющий проход. Люся обернулась и настороженно посмотрела на сплошную стену, без малейшего намека на какие-либо отверстия, ходы и ниши. Ведьма снова перевела взгляд на зеркало, начиная понимать, что обнаружила еще одну магическую уловку ресторана. В зеркале Люся отчетливо видела отраженную часть коридора, в котором находилась и темный проход в противоположной стене. Продолжая смотреть в зеркало, Люся стала пятиться назад, пока не уперлась спиной в стену и сделала два шага, подвигаясь вправо, где, как она предполагала, должен был находиться секретный ход. Себя-то в зеркале девушка по-прежнему не видела! Сердечкина отклонилась назад, ощущая щекотку в теле, когда ее спина прошла сквозь морок. Ойкнув, не то от удивления, не то от радости, Люся сорвалась с места и бросилась к Припятской. Феня как раз рассказывала вампиру, о том как, они с сестрой пять лет назад ходили в кондитерскую "Сласти-Мордасти"  и что зубодробильные леденцы в самом деле оказались зубодробильными. У бедного вампира от близкого знакомства с бытом Припятских было такое лицо, словно у него ныли все клыки разом, причем боль простреливала половину лица, отчего у несчастного то и дело подергивался правый глаз. Забывшая затормозить Люся, пронеслась по отполированным плитам пола, круто развернулась и на обратном пути ухватила Февронию за руку, потащив за собой.
-Феня, Феня!!! Скорее, я нашла секретный ход!!!! – с упорством бульдозера таща подругу к скрытому проходу в стене, радостно восклицала Сердечкина и, немного подумав, добавила, - Очень надеюсь, что это не служебный туалет с гробиками вместо кабинок!

Отредактировано Люся Сердечкина (2016-07-17 14:35:39)

+1

10

- И я ему такая говорю – строго говорю причем, заметьте, как Вас?.. – Припятская наклонилась ближе, чтобы различить на золотой табличке имя вампира, которому «повезло» вовремя на нее посмотреть в коридоре и привлечь к себе внимание. – Дракулий Белоснежнозубов. В общем, дядь Куля, я ему говорю: «Ты как со мной разговариваешь, Вий? Ты вообще уже охамел? Я не потерплю такого отношения!» Представляете, с Листопадовой в коридоре он говорил – Листопадова – это дриада, учится с нами в ЛГУ. Как он может вообще с кем-то говорить, кроме меня? Нахал! – Феврония фыркнула и, сложив руки на груди, поняла, что слишком вошла в образ обиженной, что неуместно было на людях. – Но на самом деле он такой милый, Вы с ним еще познакомитесь, я его сюда приведу! – седовласый вампир на портрете занервничал и стал стучать пальцами по нарисованному столу, за которым сидел. Еще одного визита этой магвочки ему явно не хотелось. Но Припятская уже увидела в нем друга, который всегда готов выслушать, причем мудрого и взрослого друга – вон ему сколько лет, триста пятьдесят семь, как написано на табличке. Ух какое у него опытище, наверное! – Вот Вы себе такое позволяли со своей женой, дядь Куль?..

Дядя Куля, успевший поникнуть, уже было открыл рот, чтобы ответить магвочке, но не успел. Прибежавшая Люсинда схватила подругу и утащила от нового знакомого, который на радостях зааплодировал Сердечкиной. Но Феврония этого не видела, да и не надо – у нее появился новый друг, в котором не стоит разочаровываться. Ведь вампиры на портретах такие чудесненькие, сразу язык расплетается.
Феня даже еще толком не успела переварить слова Люси. Ей очень сложно было перестраиваться с мыслей о Вии на мысли о чем-то другом, потому что Вий был для нее ну очень сложной темой, которую вот так просто из головы не выкинешь. Если только паровым заклинанием из ушей.

http://funkyimg.com/i/2j7i3.gif

Пробежали девушки немного, почти коридор. На стене висело старинное зеркало, которое не отражало силуэты подруг, но зато показывало темный проход в противоположной стене. Припятской после случая с колдохороводом в «Чертополохе» и беготней от мертвяков вообще ничего не было страшно. Поэтому она с видом эксперта принялась оглядывать проем, но внутрь пока не заходила. Не решалась, потому что это могло оказаться ловушкой – вампирюги хитрые, причем, это было их заведение, так что опасность возрастала вдвойне.
В коридоре были только Феня и Люся. Снующие туда-сюда официанты остались за поворотом в нескольких метрах, а это ответвление коридора было непонятно для чего сделано. Хотя, теперь понятно… Тайные ходы в тупиках – это классика жанра, которому дети учатся с пеленок на Лысой Горе. Вот так ползешь по коридору, весь такой из себя карапуз, нажмешь коленочкой на камушек, а в камине тайный ход откроется, где родители прячут сладости. Или едешь с горки, хватаешься за перила, а внизу открывается секретный подвал ведьм, которые так и ждут попавших в ловушку детишек, чтобы выкачать из них всю молодость… В общем, разные бывают тайные места – и опасные, и не очень. Осталось понять, каким был этот секретный ход.
- Ты мне показала тайное место, это я поняла, - Припятская моментально сделала несколько магографий на зудильник. – Но ты предлагаешь туда пойти? Я-то не против, вдруг там секретный клуб для самых умных дам, как мы, или же, наоборот, там нас схватят вампиры-мафиози. Но от того, что ты уже нашла такое а-а-а-а-а-а-а, - Припятская кивнула на темный туннель, - в таком а-а-а-а-а-а-а, - Припятская развела руками, словно пытаясь охватить все заведение, - все уже будут в шоке. Но что-то настораживает меня, потому что зачесался локоть, а я свой локоть знаю, он не соврет. Опасное там что-то, - Припятская, наконец, почесала локоть, убрала в сумку зудильник и произнесла освещающее заклинание, наставив перстень в темноту. Зеленая искра осветила узкий коридор, длинный, с каменными стенами. Причем она так долго летела, что потухла в полете. – Он что, бесконечный? – недовольно произнесла Феврония. – Или это какое-то пятое измерение? – магвочка осторожно шагнула в проем. Из сумки девушка достала воздушный шар, надула его и потрясла. Шарик залился радужным сиянием. Припятская достала еще один, точно так же надула его и отдала Люсе. Не пойдут же они вслепую по этому и без того страшному месту.

+1

11

Пританцовывая и подпрыгивая на месте от нетерпения, Люся топталась возле подруги, оббегая Феню то с одной, то с другой стороны и горестно вздыхая на ходу. Позади Припятской, Люся останавливалась и заглядывала Фене через плечо, посмотреть на получавшиеся колдографии и, буркнув "козырно", продолжала обходить Февронию по кругу. Терпение у магвочки хромало с рождения. Нет, оно в общем-то было хорошее, это самое терпение, но почему-то хромало. А уж стоило этой нетерпеливой барышне учуять хотя бы малейший намек на скандал, интригу или, не доведи Древнир, расследование, как удержать Людмилу на месте не способно было ничто на свете… разве что, может быть, расстрел в упор из сглаздамата. А впрочем, даже смерть не способна остановить эту девушку надолго: Сердечкина у нас дамочка предприимчивая и идея тихо-мирно сопеть в могилке ей заведомо не нравится. Так что Люся уже сейчас всерьез намерена воскреснуть и продолжить  нести правду в массы уже в качестве капостного вездесущего привидения. Вот и сейчас, приведя подругу к обнаружившемуся секретному ходу, Люся изо всех сил старалась устоять на месте, но почему-то именно стоять на месте у ведьмы получалось чертовски плохо.
-Это же ход! – не выдержав задумчивого молчания, завопила Люся, - Секретный!!! В вампирне!!!! – Люся широко развела руками, пытаясь охватить не только коридор ресторана, но и все здание, - СЕКРЕТНЫЙ ХОД В ГОТИЧНОЙ ВАМПИРНЕ!!!!!!! – размахивая руками, втолковывала подруге Люся, как будто Феня была глухим и слепым лешаком, не понимавшим, какую прелесть нашла Люсинда. Феня, привыкшая к провокациям подруги и не обращавшая уже на них внимания, заверила Люсю, что она все видит и все понимает, и даже не против изучить внутреннее содержание прохода, но, дескать, в нем могут скрываться вампиры-мафиози.
-УУУУУ!!! Вампиры-мафиози!!!!! – восторженно завопила Сердечкина и запрыгала на месте вдвое активнее.
-…что-то настораживает меня, потому что зачесался локоть, а я свой локоть знаю, он не соврет. Опасное там что-то…
-Ой, да знаю я твой локоть! Ему чесаться, как с горы катиться! Чуть что интересное случается он сразу давай чесаться! И зудит, и зудит, и зудит, и зудит, прямо спасу никакого нет! Все сплетни нам распугал!
Сердечкина насупилась, сложив руки на груди и осуждающе поглядывая на Фенин локоть, как на корень всех зол. Разумеется, Люся привычно драматизировала ситуацию: да, бывало, что в неподходящий момент чувствительный Фенин локоть начинал чесаться, доставляя своей хозяйке немалое беспокойство, но самой Люсинде никакого вреда от локтя подруги не было, если конечно забыть о том случае, когда Феня случайно пихнула Люсю локтем в очереди на концерт  магмодной музыкальной группы "Шухер! На Шабаше".  Но Люся, не была бы Сердечкиной, если бы могла спокойно сносить все превратности судьба без фирменных возмущений. А будь у Фениного локтя голова, ему бы и вовсе пришлось худо, ибо с ее носителями Люсинда не церемонилась: "Голову с плеч!" – и весь разговор. Это потом уже судебное разбирательство, панихида, портрет в черной рамке, белые тапочки за счет заведения и веночек "вечная память". Но, головы у локтя не было, да и быть не могло. Согласитесь, это было бы чересчур странно даже для лысегорского трио. Вот и Люся, недовольно посопев две минуты, пришла к неутешительному выводу, что поквитаться с Фениным локтем у нее в ближайшее время никак не получится, так что магвочка вернулась к истерике, повиснув у подруги не шее.
-Ну хоть одним глазочком давай посмотрим, что там?! Хоть третьим глазиком!!!! – упрашивала Люся.
Поддавшись Люсиным уговорам, Феня спрятала зудильник в сумку и произнесла осветительное заклинание. Зеленая искра устремилась в темноту прохода, долго летела по прямой, пока не превратилась из яркого огонька в ма-а-а-сенькую точку, а после и вовсе исчезла из виду. Сердечкина восхищенно присвистнула.
– Он что, бесконечный? – недовольно произнесла Феврония.
-Козырно, правда?! – восхитилась Люся и, вооружившись светящимся шариком, ринулась на поиски обещанных вампиров-мафиози. В узком и темном проходе две юные магвочки со светящимися радужными шариками выглядели несколько странно. Куда более уместными, студентки смотрелись бы где-нибудь в парке или в цирке, особенно припрыгивающая от восторга Люсинда. Спустя пару минут резвой ходьбы по темному коридору Люся перестала подпрыгивать, а еще через пять минут перестала улыбаться. Похоже, что Феня была права, и коридор действительно был бесконечным, а вот Сердечкина, похоже, ошиблась, едва ли не впервые, потому что молча идти по темному ходу было совсем не козырно.
-Ну, что за хмырство?! Где мои скандалы?! Где интриги?! Где обещанные вампиры-мафиози?!!!! Где стройные ряды гробиков, оббитых бархатом на худой конец?!!!!!!!!! Что у них за ресторан такой?! Никакого сервиса! Я буду жаловаться!!! Жаловаться письменно в дюжине экземпляров в дюжину инстанци-а-а-а-а-а-а!!!!!!!!
Из темнеющего провала коридора, привлеченная громкими возмущениями магвочки, на Люсю вылетела летучая мышь. Испуганная мышь молотила отбивающуюся Люсинду крыльями, не менее испуганная Сердечкина отстреливалась от кровососа искрами. Пищали Люся с мышью на равных, да так, что уши закладывало.
-Феня!!!!! Убери ее!!!! ААААА!!!
Похоже, кто-то из магвочек таки попал в незваную гостью искрой, потому что мышь обиженно пища унеслась дальше по коридору, очевидно, зарекшись на всю жизнь связываться с противными писклявыми ведьмами. Люся тоже зареклась связываться с летучими мышами, правда, не на всю жизнь, а всего лишь до конца этой недели, поскольку уж очень надеялась попасть на практику в магический патруль, а там не то, что летучие мыши, такие экземпляры попадаются, что хоть из темницы прямиком в странночудесную энциклопедию вписывай!
-Фууух! Чуть не загрызла меня! Еще бы чуть-чуть… Видела как я ее?! На всю жизнь запомнит, что значит связываться с Сердечкиной! – погрозив в темноту кулачком, Люся привалилась спиной к стене коридора, чтобы перевести дух, и вдруг, вскрикнув, исчезла из виду. Спустя несколько секунд посреди почерневшей от времени каменной стены появилось светящееся от счастья лицо Люси.
-Феня!!!! Тут еще один коридор! Вся стена – один сплошной морок, представляешь?! Тайный коридор в тайном коридоре!!!!! Ну, вампиры, ну, интриганы клыкастые! –довольно улыбаясь, восхитилась ведьма, - Пошли скорее! Тут точно должен быть какой-то грандиозный секрет вселенского значения, я нутром чую! Не жертвенных же девственниц они там прячут! 
Может быть рецепт клыкоотбеливающего снадобья самого графа Дракулы?!
Повеселев на глазах, воодушевленная Люся повела подругу дальше, уже по новому секретному коридору. В отличие от предыдущего явного секретного коридора, нынешний скрытый секретный ход выглядел куда более облагороженным и эксплуатируемым: здесь были гладкие каменные стены с высокими колоннами, образовывающими темные ниши, в темных провал которых что-то или кто-то копошился. Не пройдя по новому коридору и двух минут, магвочки увидели в нескольких метрах перед собой арку, украшенную каменным изваянием очередной горгульи. Из арки на пол подземелья падало подрагивающее пятно тусклого света, сопровождаемое приглушенными голосами.
-Т-ш-ш-ш! -зашипела на Феню Сердечкина, указывая на арку, - Там кто-то есть!
Люся несколько секунд задумчиво смотрела на арку, затем осмотрелась по сторонам и, наконец, опустилась на колени возле стены, буквально в нескольких шагах от входа.
-Посвети-ка мне! - шепотом приказала Люся. Свой светящийся шарик ведьма потеряла, провалившись в стену, так что теперь Люсинда тасовала очередную колоду карт в свете Фениного шарика. Вытащив из колоды двух джокеров, Люся поставила одну карту на пол и мягко подтолкнула ее к входу в арку. По кончику ногтя магвочки пробежала едва заметная красная искорка и карта послушно сделала пару шагов, но заглянув за угол, резко попятилась назад. Сердечкина пригрозила джокеру кулаком и снова указала на арку, молчаливо требуя подчинения. Джокер мгновенно поник и обреченной походкой приговоренного к обезглавливанию поплелся за угол, демонстрируя студенткам узор "рубашки". Едва Люсин посол станночудесного мира скрылся за углом, девушка переключила внимание ко второму джокеру, повернув его лицом к себе и постучав указательным пальцем по центру карты. Джокер захихикал, извиваясь всем своим нарисованным телом и пытаясь скрыться от вездесущего пальца Люсинды. Люся нетерпеливо прищелкнула джокера ногтем, не забыв раздраженно закатить глаза. Карта в руках Люси засветилась, изображение хихикающего джокера мгновенно исчезло и вместо него на поверхности карты появился низкий зал с готичными сводами. Довольная собой Люся заговорщически подмигнула подруге и придвинулась ближе, чтобы у Фени тоже была возможность разглядеть, что происходило за аркой.

0

12

Феня поняла, что у нее уже челюсть сводит от криков, а голос становится еще тоньше и писклявее. Еще немного, и в волшебном мире появится вторая по громкости Зализина, от чего вся Лысая Гора содрогнется. Нет, не надо нам такого, и так много проблем! Но как не заорать, когда ты находишься в тайном прохожее в незнакомом (но охмыренном) месте, бесконечно шагаешь вперед по узкому коридору, в котором живут летучие мыши и нападают на твою подругу в самый неожиданный момент. Это же можно свихнуться от страха, тем более белому магу! Темные-то ладно, они привыкли ко всем этим штучкам, а вот добрая Февроньюшка хоть и выросла среди темных магов и на Лысой Горе, по мере возможности своего любопытства старалась этого избегать. Но, как вы видите, тщетно. А всему виной поиски сенсаций и разоблачений – такой он, сплетневедческий долг. Ну и мамины гены.
Как только Люся была спасена, у Припятской сразу отлегло от сердца, за которое схватилась и пискляво заохала.
- Ой, не могу, - причитала она, волочась дальше за Сердечкиной. – Ба-а-а-а-а, что ж это делается-то! Куда ж занесло нас опять с тобой, Люсенька-а-а-а-а? – это многочисленное «а» Феня ревела, словно голодный медведь. По сути, так оно и было, пошли-то они в поход, не поевши, от чего живот исполнял симфонии в этой кромешной тьме. – И кажется мне, что мы вообще кругами ходи-и-и-и-им, потому что уже раза два споткнулась на одном и том же месте. Пошли поедим и вернемся в этот сырой и страшный коридор, а? Я с обеда голодная, - Феня изобразила моську, хотя, в темноте ее вряд ли было видно. И Припятская продолжила бы ныть дальше о своем желании что-то заточить, если бы Сердечкина вдруг не выдала гениальную мысль.
- Феня!!!! Тут еще один коридор! Вся стена – один сплошной морок, представляешь?! Тайный коридор в тайном коридоре!!!!! Ну, вампиры, ну, интриганы клыкастые! – восхитилась Люся. - Пошли скорее! Тут точно должен быть какой-то грандиозный секрет вселенского значения, я нутром чую! Не жертвенных же девственниц они там прячут!
Припятская задумалась и махнула рукой.
- Ну пошли, - уже бодрым голосом сказала она. – Но потом мы поедим! Хочу салат из мармеладных крыльев летучих мышей, суп с грибами-трынтравунами, а еще я видела в меню восхитительный десерт – невидимый пирог с вишенкой. Прносят тебе, а там только вишенка в воздухе парит. Представляешь, как удобно испачкаться в нем? Никто даже не увидит! – продолжая тараторить, Припятская преобразилась из грустной магвочки в магвочку, которая будто спала сто лет, а сейчас проснулась и не знает, куда деть весь свой поток энергии. Поэтому Феня вприпрыжку отправилась вслед за Люсей и достала свой зудильник, по пути записывая все, что происходит со словами, вроде «а мы пойдем на север в подвалах у вампиров!», «официантик, привет! Вий, закрой уши!», «морок поставили, но мы-то быстро всех тут раскусили, бдыщ-бдыщ!», «искрис-прум-прум-пум», «у-а, у-а, тра-та-там-прум-пам!» и чем больше Феня болтала, тем это меньше относилось к делу.
Припятская почувствовала холод, когда прошла за подругой сквозь наколдованный морок. Перед магвочками развернулось уже вполне солидное и старинное подземелье, с арками и горгульями, все готично и по правилам канона. Поэтому  Феня одобрительно кивнула как бы в ответ вампирам, мол, уже лучше, продрыглики, уже стараетесь!
Сплетницы двинулись вперед, но, услышав приглушенные голоса за аркой впереди, заметались и попятились к стене. Наконец-то, начинается самое интересное! Припятская направила светящийся экран зудильника с открытой страницей в магстаграме, где их магография с оживленной горгульей, которая натачивала свои рожки и беззвучно пела песенку и пританцовывала (пока не увидела Феню и не погрозила ей каменным кулаком), рядом с входом в подземелье набрала уже порядком ста черепушек за пару минут. Люся что-то стала вытворять со своими картами и Припятская заворожено за всем этим наблюдала. Особенно ее развеселило, когда волшебный джокер попытался ослушаться хозяйку, но Люська его быстро приструнила. Феня снова одобрительно кивнула, теперь уже обращаясь не к вампирам, а к Сердечкиной. Девушки уставились на образовавшуюся картинку в карте с горящими от любопытства глазами.
За аркой карта подглядела двух вампиров. Один был постарше лет на сто, серьезнее самого Поклепа Поклепыча, и явно нагнетал свою серьезность на другого, молодого, который постоянно оглядывался по сторонам.
- Я говорил тебе, что это плохая затея! – отчитывал старший. – Еще вчера лапти должны были доставить на Лысую Гору! Нельзя было доверять им такое дело!
«Лапти? Они что, решили сменить свой готический стиль на старославянский?» - нахмурилась Припятская и переглянулась с Люсей.
- Они хоть представляют, как мы рискуем, похищая такой артефакт? – старший развернулся и медленно сложил руки на груди, зацепив пальцами свой плащ, в стиле а-ля вампир на все сто. – Нужно срочно их разыскать и спрятать в надежное место.
Бархатный голос словно гипнотизировал Феню, поэтому с каждым словом она все больше и больше начинала клевать носом и думать, что пусть вампиры носят, что хотят, она, в принципе, не против такой самодеятельности.
http://funkyimg.com/i/2pdHN.gif

+1

13

Соприкоснувшись лбами над заколдованной картой, подруги внимали каждому слову заговорщиков. Причем спроси сейчас кто у Люси, где в ее картах встроен динамик для передачи звука, она бы только передернула плечами и, нравоучительно вознеся палец к небу, глубокомысленно буркнула что-то в духе "магия не для дураков".  Покусывая нижнюю губу от напряжения, магвочка не отрывала взгляда от двух шушукающихся вампиров. Честно сказать, максимум, который ждала Люся от похода в магмодный ресторанчик, это очередная интрижка одной из официанток с каким-нибудь царевичем, настолько же богатеньким, насколько и прыщавым, одним словом потенциальным клиентом Синеусовой и ее брачного агентства. То же, что открылось магвочкам в вампирском подвале не укладывалось ни в рамки обычного похода в кафе, ни в стандартный выпуск сплетнеблога "ВаФЛя", ни даже в сюжет магсериала "Сумеречный дозор", который показывали по Первому магическому, сразу после выпуска полуночных магвостей с Фениной мамой.
На поверхности карты один из вампиров, по виду чуть более старший и с меньшим вкусом одетый, нервничал ничуть не меньше Сердечкиной, вымещая скопившиеся в нем злость и тревогу на своего коллегу.
- Я говорил тебе, что это плохая затея! – отчитывал старший. – Еще вчера лапти должны были доставить на Лысую Гору! Нельзя было доверять им такое дело!
"Ну еще бы не плохая затея! Какой хмырь станет покупать импортные лапти, когда у нас на Лысой Горе этого добра как чертей в водоемах! Или может это какие-то особенные лапти?" – серьезно подумала ведьма, пытаясь подобрать логическое объяснение услышанному, как вурдалак-домушник отмычку к хозяйскому сейфу, то есть тыкая пальцем наугад, - "Пффф, ага, бархатные!"
Развитое Люськино воображение услужливо нарисовало в голове магвочки скалящегося вампира в длинном черном плаще, со струящимися по плечам не менее длинными волосами и в бархатных лаптях цвета венозной крови, обутых на белоснежный шерстяной носочек… или шелковый чулок.  Не удержавшись от смешка, Люсинда тихонько прыснула в кулачок, поспешив переглянуться с Феней. Весь внешний вид Сердечкиной так и вопил "нет, ну ты это слышала?! вот умора!". Но Припятская не разделяла веселости подруги, ответив хмурым задумчивым взглядом. Не встретив поддержки, ведьма неопределенно передернула плечиком и снова вернулась к вампиру, который распаляясь все больше, разве что не рвал на себе волосы, длине и ухоженности которых можно было только позавидовать.
- Они хоть представляют, как мы рискуем, похищая такой артефакт?
Услышав, что речь в разговоре шла отнюдь не про модный аксессуар, Люсинда так и подскочила на месте. Всю недавнюю веселость с нее как рукой сняло, а в голове уже шла работа по усиленному поиску зацепок. Учитывая что все свободное время Люся посвящала сбору информации, почерпнутой  из просмотра зудильника, чтения магзет и простого наблюдения за окружающими, подробностей в ее светлой голове хранилось больше, чем в Лысегорском Сберегательном банке жабьих бородавок. Голова безусловно была светлой, но от скопившегося в ней ментального мусора, внутри царил настоящий мрак, так что без хорошего поискового заклинания отыскать что-либо в памяти Сердечкиной не взялся бы ни один даже самый продвинутый телепат. Люся же в этом хаосе воспоминаний, лиц, имен, важных дат, сведений и пикантных подробностей, перепутанных с текстами магмодных песенок, чувствовала себя как рыба в воде. Мысленно юркнув в бездонный колодец собственной памяти, девушка несколько раз тихонько прищелкнула пальцами, припоминая недавние выпуски магвостей. Ведь не далее как сегодня утром, завтракая овсянкой с яблоком и корицей, Люся слышала по зудильнику, как диктор сообщил всем прискорбным голосом, что похищенный на Лысой Горе артефакт до сих пор не найден, не смотря на все усилия, которые прилагает наша доблестная маглиция.   
"Хм, а что если…" – не успев до конца сформулировать эту мысль, Люся задохнулась, ошеломленная собственной проницательностью. Широко открывая рот, не то от удивления, не то и правда задыхаясь, ведьма отчаянно вдыхала затхлый воздух подземелья, подчас напрочь забывая выдыхать. Забыв про вампиров, отделенных от студенток одной лишь стеной с аркой, забыв про магмодный ресторан и вообще про все на свете, Люсинда замахала руками, пытаясь привлечь внимание Фени. Если бы не потребность в конспирации, магвочка уже бы вовсю объясняла Февроньюшке что к чему, тараторя и то и дело сбиваясь на возгласы вроде "ну ты представляешь", "поверить не могу", "пресвятые трефы", "охмыреть можно", "козырно", "это же надо" и все в таком же духе. Но сейчас, лишенная возможности говорить вслух, дабы не попасться на зуб вампирам, Люся лишь красноречиво жестикулировала, пытаясь донести до подруги свои подозрения. Судя по озадаченному лицу Фени, получалось у Люси из ряда вон плохо.  Сенсационный поток магвостей, так и не найдя себе выхода, грозился вот-вот разорвать любопытную студентку на сотни маленьких вездесущих и всезнающих Люсь. Не в силах больше терпеть эту немую пытку, Сердечкина торопливо зашептала подруге на ухо.
-Я поняла что здесь происходит! Феня, ты просто не поверишь! Это вампиры! Охмыреть можно!!! Вампиры сперли тот артефакт, который уже столько дней ищет Магщество!!! О, пресвятые трефы! Феня, отсюда надо валить! Если нас здесь поймают, они поймут что мы что-то знаем и, - острый язычок ведьмы явно не поспевал за паровозиком мысли, мчавшегося со скоростью столичного экспресса. Простонав в пространство "о мой Древнир!", Люся схватила клюющую носом подругу за руку:
-…из нас приготовят какое-нибудь фирменное рагу, а это будет совсем не козырно, я с детства ненавижу рагу! Или еще хуже, нас пустят на гемоглобиновые консервы! Это бесчеловечно даже для вампиров, у меня боязнь замкнутого пространства!
Продолжая негодовать и возмущаться так тихо, насколько вообще Люся была способна быть тихой, девушка потянула Феню к выходу из подземелья, но стоило ей развернуться в ту сторону, откуда совсем недавно пришли студентки, как взгляд Люсинды уперся в пару остроносых лакированных мужских ботинок.
-Эм-м-у-э, - озадаченно промычала магвочка, неторопливо поднимая голову на хозяина ботинок. Им оказался вампир средних лет, обладатель типичнейшей вампирской внешности, хоть прямо сейчас на обложку справочника "Вампиры как вид разумной нежити". К лакированным ботинкам прилагался черный плащ на атласной подкладке алого цвета, укрывавший тело кровососа едва ли не с ног до самой шеи, зализанные назад волосы, бледная кожа и темные круги под глазами. На груди незваного гостя, покачиваясь на массивной цепи, висел большой блестящий амулет.
-Добрый вечер, - вежливо осклабился вампир, демонстрируя любительницам сплетен два ряда белых острых зубов с выпирающими клыками. Примерно такой же улыбкой изголодавшиеся ученики Тибидохса  приветствуют шоколадную скатерть.
-Вечер перестает быть томным, - хмуро протянула Люся, переглядываясь с подругой.

+1


Вы здесь » ЧАРОПЛЁТОВЫ ЛАПТИ » ВОЛШЕБНЫЙ МИР » У любопытной Варвары сплетни всегда свежие


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC