Салют, маги и магвочки, мертвяки и волколаки, хмыри и анчутки! Только сегодня и только для Вас ролевой проект «Чароплетовы лапти» предлагает окунуться в волшебный мир «Тани Гроттер», где сейчас происходит ТАКОЕ! На Лысой Горе творится хмырь знает что: нежить взбесилась, маги взбесились - каждый второй стремится если не сожрать, так сглазить! А все опять этот треклятый Тибидохс виноват, чтоб ему в Тартар провалиться!
Дело в том, что Аполлоша и еще два циклопа решили, что подвалы школы – подходящее место для размахивания дубинами. А что из этого вышло, Вы можете узнать, пройдя по ссылке «сюжет» чуть ниже.
Время в игре: август-ноябрь, конец каникул и начало учебного года в Тибидохсе и ЛГУ.

СЮЖЕТОСНОВНЫЕ ТЕРМИНЫЛЫСЕГОРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТСПИСОК ЗАНЯТЫХ ВНЕШНОСТЕЙСПИСОК СПОСОБНОСТЕЙЛЫСЕГОРСКИЙ БАНК
Наверх
Вниз

ЧАРОПЛЁТОВЫ ЛАПТИ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Принц Семи Болот

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://images7.alphacoders.com/344/344270.jpg
Принц Семи Болот

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

МЕСТО И ВРЕМЯ: Лысая гора, Отель «Гранд Плесень», наши дни;

УЧАСТНИКИ: Пётр Синеусов, Феврония Припятская, Горислава Синеусова;

О П И С А Н И Е
Приезд его высочества принца Семи болот Спиридона Лягушаровича Тинникова поставил на уши всю Лысую Гору. Сын самого властителя всех болотников и водяных со дня на день должен был прибыть в город с официальным политическим визитом. Встревожены не только мэр и его помощники, но и управление отеля «Гранд Плесень». Ведь гостя надо где-то разместить. И не просто разместить, а оказать по меньшей мере королевский прием. Именно поэтому мэр лично обратился к господину Синеусову с соответствующей просьбой. И Синеусов просто не смог отказать. Ведь столь почетный гость наверняка окажется щедр на дырки от бубликов и зеленые мозоли. Чтобы произвести сногсшибательное впечатление, Петр Агофонтович решает устроить в отеле грандиозную вечеринку...

Отредактировано Пётр Синеусов (2015-10-31 01:47:32)

0

2

...Бардак и хаос в холле отеля начался с раннего утра. Прислуга бегала из комнаты в комнату, унося и принося мебель, горшки с цветами и прочие элементы декора. Петр Агофонтович стоял у стойки регистрации и громко командовал, размахивая руками во все стороны:
- Эй, вы! Да-да, вы двое! Куда потащили эту софу? Она должна стоять в том углу, у торшера! Степаныч, аккуратнее со стульями! Это же золотая вышивка!
Старый вурдалак, окликнутый Степанычем, остановился посреди аванзала с двумя резными стульями в руках и широко улыбнулся беззубым ртом. С его кривых губ потянулась тонкая ниточка зеленой слюны.
Синеусов завизжал от возмущения:
- Степаныч, немедленно закатай губу! Ты стоишь на ковре ручной работы! И перестань скалиться! У тебя уже лет двести как зубов нет!
Степаныч потупил взор и втянул губы. Стулья в его руках опасно качнулись. Однако уже через секунду он пришел в себя и продолжил работу.
- Ох, анчутки рыжехвостые! – тяжело вздохнул Петр Агофонтович, плюхнувшись на высокий барный стул. – Кеша, будь так любезен, налей мне немного «болотной слезы». И кубик льда не забудь!
Юный ведьмак Кеша, исправно работавший в отеле Синеусова уже три года, коротко кивнул и скрылся за тяжелой золотистой гардиной.
В ожидании напитка, Синеусов отдал еще пару распоряжений и включил магвости. Спецвыпуск «Лысегорского Вестника» уже подходил к концу. На полированном экране высветилось уставшее и бледное лицо мэра – Змиулана Припятского.
- ...так что мы полностью готовы к приезду столь высокого гостя, - кивал он, рассеяно глядя на микрофон в руках журналиста, - Никаких проблем возникнуть не должно...
Петр Агофонтович хмыкнул и перевел взгляд на Кешу, поднесшего ему хрустальный бокал с медовым напитком. Но глотнуть из него Синеусов не успел.
- Папа! – раздался громкий возглас Геры.
Сын Синеусова быстрым шагом направлялся к стойке, ловко проскальзывая среди снующих рабочих. Мальчик выглядел уставшим и немного растрепанным. С самого раннего утра он руководил возведением и украшением летней беседки во внутреннем дворе отеля.
- Папа, это просто кошмар! – заявил он срывающимся голосом. – Цветы, что мы заказали еще неделю назад, до сих пор не привезли! Чем мне украшать клумбы?! А газон?..
- А что газон? – осторожно спросил отец.
- Его сожрали феи, папа! – взвизгнул он, топнув лакированным ботинком по янтарному паркету. – Причем вместе с землей! Все три рулона, папа! Чем мне теперь устилать дорожки в саду?!
Он замолк, глядя на стакан в руке своего отца. Кубик льда едва слышно гремел о тонкие хрустальные стенки.
- Папа!
- Что? – испугался Синеусов, на всякий случай убирая стакан подальше.
- Еще одиннадцати нет, а ты уже откупорил бутылку «болотной слезы»!
Петр Агофонтович не растерялся:
- У меня была открытая. Да и кубик льда лишний... – он указал на стакан.
Гера всмотрелся в хрусталь, и его внезапно осенило:
- Гравий!
- Гравий, - послушно согласился Синеусов. Потом вдруг поморщился: - А что гравий, сынок?
- Можно посыпать дорожки в саду мраморным гравием! – воскликнул Гера, и взгляд его заметался по залу. – Интересно, а феи жрут гравий?
Петр Агофонтович рассеяно пожал плечами.
- Угу, - зачем-то сказал Георгий, - точно, не жрут, иначе б не летали. – Он резко выпрямился и гаркнул куда-то в сторону: - Матрена-а! Где ключи от сарая?..
Дождавшись, когда сын скроется за дверью, Синеусов разом опрокинул в себя содержимое стакана, включая кубик льда.
В этот момент в аванзал влетела растрепанная Горислава.
- Папа! – взвизгнула она, завидев отца у стойки.
- О, боже... – простонал Петр Агофонтович. Потом взял себя в руки, собрался с мыслями и ответил: - Да, доченька, что случилось?
- В отеле бардак! – выплюнула она, падая на стул рядом с отцом. – Не успели мы навести марафет в номере принца, как хмырь Изяслав и его проклятая компашка пробралась внутрь и пожевала все шторы! А после они умудрились завалиться на кровать гостя и обслюнявить все подушки. Я уже не говорю о том, что кто-то из них удосужился нагадить в углу! И не просто нагадить, чего уж там, а еще и выложить из какашек слово «прастите»! Я в бешенстве, папа!
- Возмутительно, - подтвердил Синеусов. И на недоуменный взгляд дочки добавил: - «Простите» пишется через «о».
Гоша позеленела от злости. Причем буквально. Ее кожа сделалась нежно-салатовой, а волосы приобрели изумрудный оттенок. Выглядело это довольно симпатично, но Синеусов не решился упомянуть об этом вслух.
- Доченька, не злись, - проворковал Петр Агофонтович и осторожно погладил девушку по зеленым волосам. – Эти хмырята еще совсем юные и не понимают, что творят. Я попрошу кого-нибудь тебе помочь наверху, ладно?
Гоша глубоко вздохнула и посмотрела на отца с нежностью.
- Спасибо, папуль, - сказала она ровным голосом и приобняла Синеусова за плечи. – Я тогда схожу на кухню, проверю как там дела.
- Хорошо, - кивнул Петр Агофонтович, - иди.
- Не забудь послать весточку Февронии, - напомнила Гоша. - Она обещала к полудню заехать сюда и показать сценарий торжества.
- Да-да, - улыбнулся Синеусов, - я помню.
«Черт! – подумал он тут же. - Совсем забыл про Припятскую!»
- Кеша! – Синеусов решительно повернулся к стойке лицом.
- Да? – парень оторвал взгляд от бумаг, которые просматривал и уставился на хозяина отеля.
- У нас есть свободные ведьмочки? Пошли кого-нибудь скорой метлой к особняку Припятских. Пусть отыщут Февронию и доставят сюда первым возможным экипажем. Дело не терпит отлагательств.
Кеша кивнул отточенным движением, что-то быстро написал на куске пергамента и скрылся за занавесью...

+2

3

Феврония сидела на  табуретке на крыльце дома Припятских с мешком на голове. Сидеть было неудобно, потому что Фене то и дело хотелось облокотиться на что-то. Рядом с девушкой с озадаченным видом ходил Вий, проверяя, все ли он взял талисманы от ста запрещенных заклинаний.
- Да вы с ума сошли! – Афанасия разъяренным голосом кричала и кидалась в Вия яблоками, которые любезно подавал ей купидончик. Младшую Припятскую в таком состоянии можно было увидеть крайне редко и только по особым случаям. Наполовину свесившись из окна их с сестрой комнаты, Афоня просила прекратить столь «темные» действия в ее присутствии.
- Ну, так сходи куда-нибудь, - промычала, как ни в чем не бывало, из-под мешка Феня. – Прикольно же. Прямо-таки чувствую себя подопытной зайкой, - Феня сама захихикала над шуткой, которую никто больше не оценил. – А вообще Влад очень попросил, надо ему опробовать новые амулеты.
- Ты белый маг, Феврония! – пуще прежнего закричала на сестру Афоня. – Если этот… этот хмырь с тобой что-то сделает, я натравлю на него всю нежить Лысой Горы!
- Ты ж моя хоро-о-о-о-ошая, – умилилась Припятская, услышав слова сестры. Девушка даже сняла мешок с головы, чтобы вытереть слезы.
Если бы сестры не были дома одни, хмырь бы Феня позвала Влада практиковать защиту от запрещенных заклинаний. Змиулан сейчас занимался тем, что организовывал встречу с Принцем Семи Болот, который должен был посетить Лысую Гору и остановиться в отеле «Гранд Плесень». А Грызиана пыталась за все время заснять как можно больше репортажей и зарекомендовать  Спиридона Лягушаровича Тинникова своим телезрительницам, как одного из завидных женихов, чтобы те могли его приворожить при необходимости.
Февронию папаня тоже напряг участвовать во всем этом. Собственно, напрягла всех Синеусова, попросив своего отца поговорить с Припятским и попросить организовать вечеринку в честь приезда Принца. С одной стороны, Припятской было дико страшно – хмырь знает, что там за Принц и что ему по душе. А с другой, это же такая самореклама! Этим Фенюшка пошла в маму – желание стать знаменитой на весь волшебный мир она имела еще с детства, когда собирала сплетни в детском саде.
Феврония заранее подготовила все самое необходимое для вечеринки в болотном стиле. Мрачная, повсюду лес и зеленый дым – «Гранд Плесень» позаботился о лучших декорациях по эскизам Фенечки. Только саму Фенечку хмырь знает где носило – она с Вием проводила время и думала, что все еще успеет. И именно с этих слов начался диалог с прибывшей ведьмой на метле – местное лысегорское такси.
- Да все я помню, чего орать-то, - Припятская нахмурилась и сняла висевшие на шее амулеты. Хоть пару заклинаний они с Вием попробовали отразить, и то хорошо. – Папа уже звонил на зудильник и сказал выезжать, - на самом же деле, Змиулан Припятский звонил два часа назад и просил Феню приехать в отель.
Заскочив в дом и взяв «дополнительные приготовления», Феня прицепила к метле пушку-хлопушку, которую брала с собой на каждую вечеринку, и ведьма крикнула:
- Трогай!
Метла дернулась с места и поднялась в воздух. Феврония помахала рукой Владу и Афоне, которые спустя несколько секунд скрылись за облаками. Доехало магтакси быстро – воздушных пробок не было, все пути расчистили к приезду Принца, до которого оставались считанные минуты.
Феврония забежала в отель, таща за собой пушку-хлопушку и чемодан с пятым измерением, куда сложила карнавальные костюмы, изображавшие жителей Семи Болот.
- Дядя Петя, я пришла! – объявила она, побежав до Синеусова у бара. Синеусова Феня называла исключительно «дядей» и исключительно «Петей», сама не понимала почему. Наверное, в детстве папа ей так его представил, несмотря на то, что в нынешнем возрасте уже следовало называть такого уважаемого человека и владельца отеля по имени и отчеству. – Такие про-о-о-о-обки, прям плелись, думала, что с метлы свалюсь – и то быстрее доберусь.
И Припятская многозначительно закивала, мол, так спешила и торопилась приехать в «Гранд Плесень».

0

4

- Все готовы? – громко спросил Петр Агофонтович.
По парадному залу отеля «Гранд Плесень» прошла волна взволнованного шепота. Никто точно не был уверен, что готов.
Синеусов в тысячный раз оглядел помещение и сервировку столов. Бокалы были покрыты густым слоем тины, тарелки затянуты узорными паутинками. Десять разновидностей болотного вина и шампанского остывали в ведерках со льдом.
Сам парадный зал был украшен точно так, как того хотела Феврония: стены и потолок были перекрашены в болотно-зеленый цвет, люстры и лампы задекорированы водорослями, а с потолка свисали длинные зеленые ленты ламинарии. Растет ли ламинария в болотах никто точно не знал, поэтому идея показалась Синеусову удачной. В общем и целом, пышный и нарядный зал Гранд Плесени превратился в сплошное... ну да, болото.
- На кухне все готово? – шепотом спросил Петр Агофонтович у дочери.
- Все отлично, - буркнула она в ответ.
- Супы подогреты?
- Да.
- А трупные червячки хорошо прожарились?
- Да.
-Ты пробовала?
- Да, папа! – взбесилась Горислава. – С едой у нас все замечательно! Отстань!
Синеусов вздохнул и повернулся к сыну, стоящему по другую сторону:
- А...
- Даже не думай! – оборвал его Гера. – Никаких вопросов, у меня все на мази.
Петр Агофонтович кивнул, томно застонав. Нервно поправил галстук, стряхнул несуществующие пылинки с дорогого костюма.
Ожидание затягивалось. Сквозь высокие витражи парадного входа, откуда и должен был появиться Принц, было заметно лишь мельтешение прислуги, да редкие вспышки фотокамер журналистов Грызианы.
Наконец, ажиотаж за стеклами усилился, послышался шум подлетающей кареты и ее многочисленного охраны. Вспышки камер участились в несколько раз, послышался голос возбужденной Грызианы, пытавшейся отснять новое интервью, и украшенные зелеными фонариками двери плавно открылись. 
- Ох, ты, мать моя горгулья... -  обронил Синеусов, побледнев на два тона.
Его Высочество Принц Семи болот Спиридон Лягушарович Тинников, властитель всех болотников и водяных, мягкой поступью вошел в парадный зал отеля Гранд Плесень.
Надо заметить, выглядел он просто-таки шикарно. Гладкая, покрытая налетом слизи салатовая кожа, длинный прямой нос, высокие брови и большущий жабий рот. Умные янтарные глаза с вертикальными зрачками улыбались каждому встерчому.
Принц был одет в белоснежный фрак, поверх которого была накинута пушистая шуба с высоким воротом. Длинные зеленые пальцы сжимали в руках инкрустированную изумрудами трость.
- Па, челюсть подбери, - буркнула Горислава. - Он сюда идет.
Петр Агофонтович тут же взял себя в руки и подобрался. Когда до Тинникова оставалось не больше трех шагов, он выступил вперед в легком поклоне:
- Приветствую вас, Ваше Высочество в нашем скромном заведении! Мы очень рады вашему приезду и потому посвящаем сегодняшнее торжество в вашу честь!
Принц Семи болот улыбнулся во весь свой широченный рот. Он пожал Синеусову руку и произнес смешным квакающим голосом:
- О-о-очень прия-я-ятно! Спаси-и-ибо за теплый прие-е-ем.
Синеусов еще раз поклонился, незаметно подавая знак оркестру. Зал медленно наполнился легкой музыкой.
Из-за подола роскошной шубы Принца выпрыгнули два юных лягушонка – этакие миниатюрные копии самого Тинникова.
- Знако-о-о-омьтесь, - проквакал Принц, улыбаясь, - Это мои племя-я-янники, Аркадий и Мефодий. Уговори-и-или меня-я взять их с собо-ой.
Петр Агофонтович поприветствовал мальчиков за руки и пригласил все знатное семейство к их местам.
За центральным и самым богато накрытым столом собрался весь высший свет: мэр Лысой Горы – Змиулан, его дочь – Феврония, сам Синеусов со своими детьми и, разумеется, само Его Высочество Принц Семи болот с двумя племенниками.
Как только все расселись по местам и устроились поудобнее, слуги принесли легкую закуску и прохладное плесневелое вино.
Торжество в честь Спиридона Лягушаровича Тинникова открылось первым поднятым бокалом вина. Но никто и не догадывался, что веселье только начинается...

0

5

Вечер проходил... спокойно. Гости ели, переговариваясь между собой вполголоса и наслаждаясь музыкой. Синеусова украдкой порыкивала на нерасторопных официантов и пихала в бок сидящего рядом Геру, когда тот выпадал из общей беседы.
- Ваше Высочество, - кокетливо начала Гоша, помешивая десерт ложечкой. - А правду говорят, что вы ищите спутницу жизни?.. Ой, папенька, вам дурно?
Петру Агофонтовичу действительно было нехорошо. Он как раз наслаждался вкуснейшим фруктовым мороженным - коронным блюдом их повара, которое и встало у него поперек горла, когда он осознал перспективу заиметь Принца Болот в зятья. Гошенька подозревала, что его  громкое и яростное «кхахКХААХКХакхехкхе» в переводе на лысегорско-челоеческий означало «никаких жабьих принцев в моем доме, мерзавка» или нечто в этом духе.
Другое вкрадчивое и куда более угрожающее «кхе-кхе» послышалось со стороны мера. Это послание расшифровать было совсем легко, ибо Змиулан даже сопроводил его красноречивой жестикуляцией, проведя ладонью по шее для верности.
«Убьешь мне принца – прибью», - прочитала Гошенька по губам Припятского. Несдержанно фыркнув и заметив, что сделала это слишком громко, Синеусова снова слащаво заулыбалась принцу, вконец того смутив.
- Хмм… хм, да, Горислава Петровна, это правда, - проквакал Тинников, польщенный вниманием такой молодой и симпатичной девушки, как Горислава. «Молодая и симпатичная» быстро закивала, показывая, что ждет продолжения. – Знаете ли, мужчины в моем возрасте начинают задумываться о продолжении рода… Моя семья надеется, что я встречу умную милую девушку, которая станет моей супругой.
- Конечно-конечно, - с энтузиазмом закивала Синеусова, представляя, сколько баннеров с рекламой ее агентства можно будет разместить на болотах, если она женит принца. – Ваше Высочество, а вы любите танцевать? Знаете, наша Февроньюшка чудо как танцует кадриль!
Февроньюшка, сидящая по левую руку от Гоши, подавилась мороженкой и грозно зашипела на Синеусову, прикрываясь салфеткой от мгновенно обратившего на нее внимание принца.
- И, если бы вы ее пригласили… - с намеком продолжила девушка, начисто игнорируя Припятскую, атакующую ее под столом.
Принц Семи Болот, бесспорно будучи джентльменом, не стал ставить юную девушку в неловкое положение, галантно попросив Февронию подарить ему следующий танец. Но как только Спиридон Лягушарович поднялся, чтобы предложить своей даме руку, во всем зале погас свет.
- Эт-то что еще за шутки? – Прошипела Горислава, вскакивая с места с намерением серьезно и очень громко поговорить с ответственным за сей казус домовым. Но не успела она сделать и двух шагов, как зал вновь озарился светом, явив взору публики трех людей в лягушачьих масках.
- Всем оставаться на своих местах, - закричал один из них, вытягивая руку с магическим перстнем вперед. – Это ограбление!

+2

6

Горислава же несерьезно, да? Вот это подстава так подстава! На дщерь Синеусова сейчас злилась и сверлила взглядом не только Феня, а еще и Змиулан, который сначала побелел от шока, а потом покраснел – от ярости. Грызиана же, напротив, радостно захлопала в ладоши и заверещала что-то о предстоящей свадьбе и лягушачьих титулах в Семи Болотах, из-за чего Феня и Змиулан теперь посылали молнии взглядом и в ее сторону.
Припятская не знала, как ей следует поступить. Орать? Сбежать? Колотить всех большой ложкой и угрожать искрами?
«Ну почему-у-у-у-у-у-у… - внутренняя истеричка рыдала в сразу несколько подушек, да так громко, что, казалось, Феврония ее действительно слышала. – О, Древнир, я никогда не прощу Гоше этого момента! Я подставлю ее перед самым ужасным лешим Лысой Горы, магическим ритуалом скреплю их брак и заставлю танцевать кадриль до конца жизни!»
Припятская словно окатила себя холодной водой. Что еще за мысли, она же белый маг! Это все пагубное влияние лысегорских шантажистов в лице Вия. Если и дальше пойдет в том же духе, то можно распрощаться с зелеными искрами и белой магией в целом. Эти мысли сильно огорчили Феню и легли на душу, словно небесный свод на плечи атланта. Ладно, она покорно выполнит свой долг, пусть даже держаться за лягушачьи склизкие лапки будет не приятно. Феврония тяжело, шумно и глубоко вздохнула, встав со своего места ленивой гусеницей, как вдруг – спасибо! спасибо! спасибо! – в зале выключился свет. Сразу же послышался звук битой посуды и падения бокалов с напитками на стол.
- Всем оставаться на своих местах, - в гостиный зал ворвались трое магов в лягушачьих масках. – Это ограбление!
- Ура! Это ограбление! – радостно взвизгнула Припятская, у которой сразу отлегло от сердца, что не придется показывать гостям лысегорскую любезность. Они увидят лысегорские будни – захваты, битвы, ограбления и козни, в общем, все веселье, которого нет в их Семи Болотах. – Ой, я это вслух сказала? – прикусила губу магвочка, сев на стул и пытаясь мысленно спрятаться от глаз окружающих.
Между тем трое грабителей, роли которых были распределены заранее, уже исполняли свой план. Маленький и пухлый «лягушонок» преступной группировки возился с системой магсигнализации. Красные искры летели в разные стороны, ослепляя всех находящихся в зале, а когда нападающий закончил (видимо, перстень от такой защиты сильно перегрелся) – достал из кармана грецкий орех и легко щелкнул его в руках. Мощь!
Из орешка выпорхнула феечка с золотистым отливом крыльев, которая что-то возмущенно запищала. Так как Феня стояла дальше всех, то не могла различить ни слова, как бы не пыталась. Феечка быстро закружилась рядом с открытым пультом сигнализации, полностью выводя ее из строя.
«Я слышала о хакерах в их расе. Феечные лазутчики! Маленькими пальчиками они легко подбирают охмыретьсколькозначные коды за несколько секунд! Вечер становится интересненьким, надо достать зудильник и запечатлеть все до единой секунды!» - с этими мыслями Припятская широко заулыбалась и с помощью своей магической способности собиралась перенестись за угол коридора, чтобы снять все на магвидео и остаться незамеченной, и уже растворилась в воздухе, как вдруг кто-то словно поставил блок на колдовство. По голове словно треснули чем-то тяжелым, вроде справочника белого мага! К тому же – вот хмырство – зудильник упал на пол и разбился, а яблочко укатилось под стол.
Магическая блокировка! Чтобы точно никто не смог помешать грабителям исполнить задуманное!
Краем глаза Феня заметила, как второй персонаж сие безобразия, с рыжей до невозможности копной волос, раскладывает по комнате гасящие способности и силы перстней специальные амулеты. Как только амулет терял соприкосновение с владельцем – становился прозрачным и начинал светиться тускло-зеленым. Удачное попадание под цветовую гамму вечеринки. В это время третий, главный «лягушач» группировки, который объявил об ограблении, следил за участниками семиболотного пира с выставленным вперед перстнем. Видимо, на него магия амулетов каким-то образом не распространялась.
Как только первые двое закончили со своими ролями – присоединились к своему лидеру, встав за его спиной, пока тот командовал:
- Дамы и господа, просим все ценные вещи, украшения и артефакты складывать в мешок, - рыжий «лягушач» выскочил из-за его спины с открытым большим мешком. Наверное, грабители собирались уйти с большим уловом. – По одному. Жи-во! Иначе мы взорвем эту комнату, как и весь отель! И «Гранд Плесень» станет руинами, а вы присоединитесь к мертвякам на местном кладбище, там как раз открывается новое общежитие.
Так, дела идут не очень! Надо срочно брать ситуацию в свои руки. Отвлекать, пока, может быть, кто-то придумает план спасения.
Припятская, вся дрожа, но стараясь выглядеть уверенной, кашлянула и мелкими перебежками подобралась ближе. Главное – быть внезапной. Хлопнув в ладоши, Феня обернулась на ничего не понимающий оркестр в дальнем углу комнаты, который заиграл веселую лысегорскую народную мелодию. Синеусова хотела кадриль – пожалуйста, исполяет Феврония Змиулановна Припятская собственной персоной. Топ-топ-прихлоп!
Феврония, как ужаленная, стала выплясывать перед грабителями, совершенно застав их врасплох.

0

7

Больше всего на свете Петр Агофонтович ненавидел три вещи — свою первую бывшую жену, тушеные баклажаны и ограбления. Причем последнее он не жаловал больше всего. Конечно, за всю карьеру ему доводилось столкнуться с проблемами и даже побывать в передрягах, но такой наглости Синеусов еще не видел.
«Ну почему сегодня? Почему именно сейчас?! — думал он, до хруста сжимая бокал. — Какой удар по репутации, какой позор!».
Феечка-лазутчик ловко управлялась с хваленой гномьей сигнализацией, за которую Петр Агофонтович отсыпал полуросликам охмыреть какую кучу дырок от бубликов. А сами напавшие «масочники» уже тыкали в гостей магическими перстнями, вытрясая с богачей Лысой Горы все деньги и драгоценности.
«Это конец! — решил Синеусов. — Надо срочно посоветоваться с Февронией...».
Он повернулся к стулу, на котором сидела Припятская, и застонал от отчаяния — место Фени оказалось пустым.
Святые лягушки... — застонал он вслух. — И где ее хмыри носят?..
Гера привстал из-за стола и попытался незаметно соорудить какое-нибудь хитрое заклинание, но, похоже, грабители блокировали всю магию в зале. Он виновато посмотрел на отца и пожал плечами. Горислава тоже бездействовала — видимо пыталась наскоро придумать какой-нибудь план спасения.
И все-таки — куда запропастилась Припятская???
Словно в ответ на этот не озвученный вопрос, громыхнул проснувшийся оркестр, и из-за роскошных столов выскочила танцующая кадриль Феврония.
Челюсть Синеусова упала куда-то на ковер. Он, конечно, хотел попросить Припятскую как-то разрядить обстановку, но не таким же странным способом!
Гости и грабители застыли на местах, совершенно не понимая, что происходит. Одна престарелая ведьмочка, только что бросившая в мешок грабителя свое бриллиантовое колье, первой вышла из ступора и стянула свои драгоценности обратно.
Для порядка надо заметить, что Феврония и вправду отлично выплясывала кадриль. Синеусов даже чуть было не начал подтанцовывать вслед за ней, но вовремя опомнился.
В себя пришел и рыжий «лягушач», что держал в вытянутой руке магический перстень.
Эй, ты! — вскрикнул он. — Что еще за пляски?! А ну быстро все ценное в мешок!
И он замахнулся на Феню волшебным кольцом.
На счастье Припятской в тот же миг опять погас свет. Раздался топот, звон выбитой витрины и наперебой кричащие мужские голоса.
Еще через секунду софиты вновь разгорелись, осветив новых гостей сегодняшней вечеринки.
Десяток одетых в черное и вооруженных зачарованными посохами гномов, высыпали в главный зал, неуклюже размахивая оружием.
«Ура! — подумал Петр Агофонтович. — Вот и наши спасители!»
Но не тут-то было!
Всем стоять на месте! — хором заголосили гномы, подслеповато щурясь от яркого света ламп. — Это ограбление!
Повисла неловкая пауза.
В смысле? — Главарь бандитов повернулся в сторону карликов. — Вообще-то мы первые пришли!
Гномы посовещались.
А мы первые это задумали! — парировали они после обсуждения.
Да ну? — встрепенулся бандит. — И как бы вы отключили сигнализацию?
У нас есть волшебный ключ! — похвалился один из гномов. — Мы его на распродаже у эльфов купили, со скидкой по акции.
А золото куда складывать собрались? — не унимался главарь банды.
У нас сумки с пятым измерением, — ответил другой гном. — Набивай не хочу!
Бандиты растерянно переглянулись. Похоже, запасы аргументов у них заканчивались также стремительно, как болотные червяки в тарелке у Тинникова.
А... а... — попытался выдавить главарь банды. — А все равно мы первые пришли, вот!
Все это время гости и прислуга мотали головами из стороны в сторону, с интересом выслушивая каждую из сторон.
Гномы на секунду ушли в мозговой штурм и затем вынесли свой ответ:
Так пробки же! Час-пик на улице! Так мы немного и опоздали.
И карлики состроили недовольные гримасы, направив на бандитов волшебные посохи.
Бандиты в ответ нахмурили брови под масками и выставили вперед свои магические перстни.
«Ну и хорошо! — облегченно вздохнул Синеусов. — Сейчас они друг друга перестреляют, и можно продолжать торжество!»
Но обрадоваться он не успел.
Из-под ближайшего к бандитам стола вынырнули лягушачьи племянники Принца Семи Болот и с громкими криками «КВА-КВА!!!» набросились на неприятелей...

+2