Салют, маги и магвочки, мертвяки и волколаки, хмыри и анчутки! Только сегодня и только для Вас ролевой проект «Чароплетовы лапти» предлагает окунуться в волшебный мир «Тани Гроттер», где сейчас происходит ТАКОЕ! На Лысой Горе творится хмырь знает что: нежить взбесилась, маги взбесились - каждый второй стремится если не сожрать, так сглазить! А все опять этот треклятый Тибидохс виноват, чтоб ему в Тартар провалиться!
Дело в том, что Аполлоша и еще два циклопа решили, что подвалы школы – подходящее место для размахивания дубинами. А что из этого вышло, Вы можете узнать, пройдя по ссылке «сюжет» чуть ниже.
Время в игре: август-ноябрь, конец каникул и начало учебного года в Тибидохсе и ЛГУ.

СЮЖЕТОСНОВНЫЕ ТЕРМИНЫЛЫСЕГОРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТСПИСОК ЗАНЯТЫХ ВНЕШНОСТЕЙСПИСОК СПОСОБНОСТЕЙЛЫСЕГОРСКИЙ БАНК
Наверх
Вниз

ЧАРОПЛЁТОВЫ ЛАПТИ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЧАРОПЛЁТОВЫ ЛАПТИ » ВОЛШЕБНЫЙ МИР » Я слишком долго была доброй


Я слишком долго была доброй

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s3.uploads.ru/t/ARJSq.gif

http://s6.uploads.ru/t/A279v.gif



Я слишком долго была доброй

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

МЕСТО И ВРЕМЯ: ЛГУ, конец сентября;

УЧАСТНИКИ: Царина Мертвицкая, Афанасия Припятская;

О П И С А Н И Е
Афоня никогда и не думала о том, чтобы играть в драконбол. Да и куда ей, с ее-то страхом перед драконами. Вот только Мертвицкая очень хочет использовать способность младшей Припятской, надеясь, что это поможет в следующем матче. Но, то ли Афанасия совершенно не способна на жульничество, то ли плохо старается, но на тренировках Царина понимает, что от Фани с ее добротой много проку не будет. Поэтому Мертвицкая решает подсунуть Афоне оподляющее зелье. Жаль только, что эффект получился не таким, какого добивалась темная.

Отредактировано Афанасия Припятская (2015-09-09 19:05:31)

0

2

Если человек нашел свое призвание - он страшен. Ибо ничего более драгоценного и значимого для него быть не может. Пускай разверзнется Эдем и горбатый карлик Лигул спляшет джигу на костях великого Древнира: истинному кулинару, например, это не помешает сотворить очередной авторский эклер.
Цара Мертвицкая, правда, выпечкой не занималась, но роковую страсть давным-давно приобрела. Полеты. Воздух. Риск. Драконы. Состязания. ДРАКОНБОЛ.
Ведьма любила спорт, жила, дышала им и наслаждалась. Её страсть к популярной в магическом мире игре была чистой и искренней - именно этих качеств, увы, фатально недоставало характеру девушки. Являясь махинаторшей, упрямицей и тираншей по жизни, Царина привносила собственные недостатки в большой спорт.
Без тени сомнения она могла потравить дракона чужой команды, сглазить капитана соперников, подкупить судей - да хоть котенка в жертву Тартару принести, только бы стяжать победу в очередном матче! Но Ад домашних любимцев в качестве оплаты не принимал, эйдосы темных магов не сильно ценил - вот и получалось, что на алтарь победы приходилось класть не животных и себя, а...
-Фанечка, - даже родная мать, скорее всего, не смогла бы произнести имя Припятской с такой ласковой, безмерно любящей интонацией, - а удобно ли тебе летать на этом агрегате? Кресло-гамак - это ни рыба, ни мясо большого спорта! Таранит мягко, маневренностью не отличается совсем. Одно хорошо: может дракону поперек глотки встать...
Тут прагматичная Цара вспомнила, что её потенциальное тайное оружие боится крылатых и огнедышащих, а потому с удвоенной силой заворковала, - но тебе совсем-совсем не о чем волноваться: при твоем таланте можно убедить всех защитников ласточкой прыгнуть к своим же воротам в пасть! И наше тайное оружие будут Геннадий и Евкратий страховать. Прям глаз не спустят!
Мертвицкая махнула рукой в сторону двух угрюмых молодцев, напоминавших внебрачных детей Посейдона и Вениамина Вия. Братья Оглоблины являлись наполовину циклопами: Гена, как папа, имел только один глаз, Кратик - чуть больше - но при этом от взгляда любого из нападающих большинству людей становилось невообразимо жутко. Вот и приходилось ребятам веки время от времени опускать - дабы все лысегорцы от них с криками не разбегались.
Ангарные джины и впервые выведенная на драконбольное поле Афанасия Припятская казались на фоне этих дуболомов эдаким балетом дюймовочек, причем вырезанных из картона и сдуваемых ветерком.
Кстати, Фаню капитанша сборной ЛГУ действительно нет-нет, да придерживала за плечо. Дабы страх или нежелание играть на благо университета светлую действительно куда-нибудь не унесли. Царине способности близняшек Припятских в грядущем матче были ой как надобны!..
Но, если неугомонную Февронию уговорить играть было достаточно легко, то робкую Афанасию пришлось едва ли не посредством рейдерского захвата вербовать в команду. Подумать только: те же Оглоблины за свои места едва ли не убивали, а стеснительная светлая волшебница на агитацию Царины поддалась с огромнейшим трудом!..
Мертвицкой даже пришлось как бы случайно, как бы по вине Фани, скатиться с парадной лестницы ЛГУ. Царина ловко (впервой разве?) разыграла столкновение, очень натурально вывихнула кисть, на которой ныне красовался кокетливый бинт с фальшивыми костеростками... В общем, и не такой совестливый человек, как Афанасия, мог бы постесняться отказать пострадавшей.
- У кого нынче я видела в магстаграме летающий трон из мечей? - Возвращаясь к делам насущным, спросила саму себя Царина, - Кажись, у Вия? Хорошая вещь, как твое кресло, Фаня, только... Мммм, острее. И тяжелее.
Опасней Афанасии, проще говоря.
Царина знала, что вытащить младшую Припятскую на поле - это треть дела. Заставить её летать, не боясь дракона - две трети. А играть так, как любила играть темная... Уффф, тут задачка действительно не простая. Цара надеялась, что по ходу пьесы сможет деликатно убавить у Фани наивности. Объяснить, что даже радужные пони иногда бывают свиньями.
Ну, а на случай, если процесс совсем не пойдет, в кармане куртки Мертвицкой лежали завернутые в красивые фантики бабрариски. Три штуки, каждая вымочена в авторском, предусмотрительно не запатентованном зелье, именуемом «охмырином».
Раз уж Зелене Листопадовой ведьма когда-то сумела привить некоторые свои черты, то и Афанасии могла, теоретически. Но перед этим актом пересадки злобности Царина все-таки намеревалась дать светленькой шанс.
-Ладно, полетный мы тебе чуть позже присмотрим иной, - Мертвицкая хлопнула в ладоши, поводя итог сюсюканьям, -а теперь то, ради чего мы все сегодня собрались! Тренировка! Гена и Крат, седлайте свои летучие глыбы! Начнем с заговоренных, кидаем по кругу: Крат-Гена-Фаня-я. Мальчики против девочек, ваша задача принимать пасы друг друга, но выбивать нас. По коням!
Пока Оглобины садились на полетные инструменты, а джины тащили корзины с мячами, Цара тихо пояснила Фане, - логика игры проста. Если не отгадываешь контрзаклинание заговоренного паса, мяч тебя ударит. Если ударит мяч, брошенный рукой Оглоблина - эффект будет как от удара шаровой молнией и камнем одновременно. Это, сама понимаешь, не особо приятно...
Царина ободряюще улыбнулась Афанасии, попутно поймав брошенный ей одним из джинов одурительный мяч. Игра начиналась.
-Братья всегда отгадывают заклинания друг друга. А Гена может подзеркаливать, пусть и чуть-чуть. Шансов у нас тобой, как будто, нет. Если, конечно, ты не будешь правильно работать глазами.
Царина подмигнула, - заставляй Гену, Крата и меня заклинать мячи правильными словами. Внуши одному Оглоблину надуть с пасом другого. В общем, подруга, не проморгай победу!
Выстрелив красной искрой, темная рассекла воздух лезвиями волшебных коньков. Перед началом тренировки она, не выпуская из рук мяча, сделала круг над полем. Азарт и желание поиграть вспыхнули с новой силой.
-Двое против двух, пасуем до первого вылетевшего! - крикнула капитанским голосом Мертвицкая, - три, два... старт!
Четыре разных мяча, с разными заговоренными пасами, были брошены в соигроков. Цара послала пас Евкратию, тот угадал контрзаклятие. Мертвицкая быстро переключила внимание на Афанасию: приняла ли светлая мяч от Геннадия, сумеет ли правильно передать Царине?..
И не слишком ли перепугалась из-за нарисованных Мертвицкой перспектив?

+2

3

Затащить Афанасию посмотреть драконбол дело, в общем-то, не такое и сложное. А вот заставить Афоню играть на одном поле с драконами практически невозможно. Для этого надо обладать либо способностью к убеждению, либо заставить младшую Припятскую почувствовать себя неловко из-за отказа. И, в большинстве случаев, многие действуют по второму варианту. Вот и Царина решила так поступить. Почему уж ей так срочно понадобилось выпустить на поле двух сестер, было Фане не слишком понятно, но она чувствовала себя виноватой из-за того, что отказывает. Поэтому, когда все аргументы против драконбола закончились, а сестра решила принять участие в игре, Афоне ничего не оставалось как согласиться и надеяться, что она не станет завтраком дракона сразу, как только выйдет на поле.
Вот только из-за того, что она никогда не планировала становиться частью команды, ее полетный инструмент смотрелся на поле немного странно. Все-таки, кресло-гамак предназначалось для спокойных, не слишком длительных полетов, а не для тарана и нападения. Да и сама Припятская не сильно вписывалась в окружающую среду, стоя рядом с драконболистами. Скорее уж ее хотелось заботливо увести за пределы поля и дать в руки какой-нибудь плакатик, с которыми обычно сидели болельщики, чем позволить подняться в воздух.
- Прости. Я просто не думала, что мне придется играть. Может, я лучше на трибунах посижу? Там и драконов нет, - с какой-то долей страха произнесла Афанасия, неосознанно косясь в сторону ангара. Ее страх перед драконами был довольно странным, если учитывать, что девушка планировала стать ветеринарным магом. Ведь, когда ей придется работать, то никому не будет дела до того, боится ли Афанасия приближаться к огнедышащим ящерам, или нет. Лечить придется в любом случае.
- Но это же не честно. Разве можно заставлять игроков делать что-то против их воли, да еще и в пасть дракону запрыгивать? Да и зачем отвлекать хороших игроков, чтобы следить за мной. Может, я все-таки на трибунах? - предприняла еще одну попытку Афоня. Ей все меньше и меньше нравилась эта идея с драконболом. Останавливало лишь чувство вины из-за того, что по ее неосторожности Царина вывихнула кисть, и сестра, которая тоже участвовала в уговорах младшей Припятской.
Посмотрев в сторону братьев, которые и должны были, собственно, с нее глаз не спускать, Афанасия почувствовала себя рядом настолько маленькой, что теперь сомнений не оставалось - ей тут точно не место. Но ведь она уже согласилась, а отказывать было как-то неудобно. Может Мертвицкая и сама поймет, что Афанасия на поле будет лишь мешаться. Но судя по тому, как Царина периодически удерживала Фаню от побега, она точно не собиралась менять своего решения. По крайней мере, пока.
- Главное, чтобы он сам не поранился. И других не поранил. Такие порезы хоть и не слишком долго заживают, но все равно неприятны. Особенно, если меч ржавый, - Припятскую иногда заносило на фоне разговоров о медицине. Но, все же, ее можно было понять. Когда сутками напролет читаешь о болезнях, лечениях и отварах, то ни о чем другом просто не можешь думать. И именно по этой причине, девушка предпочитала быть не на поле, а на трибунах. Так она, по крайней мере, сможет помочь с лечением, если это потребуется, так как ее давно уже свободно пускали не только в ветеринарных класс, но и в магпункт, где Афоня часто наблюдала за тем, как лечить больных. Вот только сейчас главной ее задачей стало не оказаться в магпункте в качестве больного.
Припятской не хотелось менять свой полетный инструмент, даже не смотря на то, что она прекрасно понимала, что если выйдет на поле с креслом, то ей же будет хуже. И поэтому кивнула, в знак согласия с Мертвицкой. Хотелось уже поскорее закончить со всеми этими тренировками и пойти в ветеринарный класс, чтобы продолжить лечить одну гарпию, что совсем недавно умудрилась врезаться в стену и повредить крыло. С ней было довольно много хлопот, и девушке не хотелось бы надолго оставлять свою пациентку одну. Хотя гарпия уже начинала идти на поправку и скоро уже сможет снова летать.
- Я не уверена, что у меня получится. Я все-таки не игрок, а, скорее, зритель, - эта попытка переубедить Царину тоже явно была не слишком успешной, так как братья уже поднялись в воздух, а сама Мертвицкая объясняла правила. Тренировка, в принципе, была не такая уж и трудная. Всего-то и требовалось, что угадать контрзаклинание и отправить противника на песок. Вот только Припятская абсолютно не желала причинять вреда кому бы то ни было, даже не смотря на то, что драконбол был игрой довольно-таки жесткой. А уж после разъяснений о меткости братьев и о том, что они работают единой командой и у них нет проблем, чтобы угадать контрзаклинание друг друга, Фане и вовсе хотелось сбежать, наплевав и на чувство вины и на то, что сестра попросила ее присутствовать на этой тренировке. И дело было даже не в подзеркаливающем Гене, или драконе, или бинте на запястье у Царины, напоминавшей Фане о своей неуклюжести. Дело было в том, что Афанасия не любила применять свой дар, считая, что принуждение является худшим, что может постигнуть другого человека. Поэтому после того, как ей, по необходимости, приходилось использовать гипноз, девушка могла сутки сидеть в комнате и ни с кем не разговаривать, наказывая себя за подобный поступок.
- Мне не нравится применять гипноз, даже ради победы. Она этого не стоит. Особенно, если это может принести вред, - уверенно, что было для младшей Припятской довольно необычно, произнесла Афанасия. В этом вопросе ее никто не смог бы переубедить. Наверно, именно поэтому Фаня так и не смогла ничего и никому внушить и первая же не угадала блокировку. Хотя, надо признать, что она попыталась все сделать правильно.

0

4

Царина скрипнула зубами от досады, наблюдая, как мяч отправляет Афанасию отлеживаться на песок. Блеск. Первый круг и уже вылетела. Мертвицкой даже не нужно было спускаться на землю и задавать вопрос - итак понятно, что светлая не пыталась последовать совету капитана.
Победа, видите ли, этого не стоит. Фи. Аж тошно. По мнению Цары, победа стоила куда больше, чем один маленький мухлеж. И многие светлые маги это осознавали. Жаль только, Фаня принадлежала к особам более своеобразной породы...
-Лаааадно, тайм-аут! Мальчики, пасуйте друг другу! - Мертвицкая спустилась все ещё сидящей на песке Афанасии. В общем-то, если разобраться, то всего случившегося следовало ожидать.
«Пожалуй, мучить её бесполезно. Попробовали и хватит, перейдем к деликатным методам перевоспитания».
Царина протянула Фане руку, помогая встать. Кивнула ангарным джинам на кресло-гамак - мол, унесите это безобразие с глаз долой.
-Сказать по-правде, я считаю, что на первой тренировке каждый должен получить мячом по голове, - снисходительно произнесла Мертвицкая, пытаясь ободрить младшую Припятскую. - Тяжело в учении, легко в бою... Игрокам лучше сразу понять, что это жесткий спорт и тут бывает больно, обидно и неприятно.
Предвидя очередной комментарий в духе «я лучше зрителем», Цара добавила, - но у тебя правда хорошие данные, Фаня. Способным людям грех закапывать талант.
Особенно перед матчем. Царина хотела раскатать соперников по куполу, а для этого ей нужна была сильная команда. Не одаренная, талантливая, способная. Сильная. Афанасии фатально не хватало злости и наглости - в остальном она казалась более чем пригодным материалом, для создания идеального игрока.
- Не сильно ушиблась? Пойдем на трибуны - посидим, поговорим. - Цара приобняла Фаню за плечи, утаскивая в сторонку. Жестом фокусника извлекла из кармана барбариску, - Держи. Это такая командная традиция: после первого падения новичка угощают конфетой. Только, чур, об этом никому - если кто прознает, то над нами начнут ржать. А мы люди обидчивые.
Царина трагично закатила глаза, демонстрируя, какая она обидчивая. Впрочем, скорее всего, Афанасия и без велеречий знала, что образ хрупкой и ранимой девушки Мертвицкой не дается: темная недругов и травила, и хаяла последними словами, и прикладывала головами к мостовой. При всей своей расчетливости, Цара оставалась особой вспыльчивой и скорой на расправу.
- Ты кушай, кушай, - дружелюбно посоветовала Царина, - и, Фанечка, только не думай, пожалуйста, будто бы я из вредности устроила тебе такую тренировку. Вовсе нет. Были бы мы с тобой из разных сборных - не обессудь, устроила бы тебе невеселую жизнь. А за свою команду я на любого куклу вуду сделаю и дракону скормлю. Мы как семья: дружные, сплоченные, верные.
Цара похлопала Припятскую по плечу, после чего села на скамейку - стоять и ходить по песку, будучи на коньках, было утомительно. Да и для проклятых лезвий это не полезно - они могли затупиться, а точить три раза на дню Мертвицкая летательное орудие не любила.
- Собственно, поэтому я и надеюсь, что ты все-таки не откажешься играть в сборной. - Продолжила Царина начатую тему, - не хочу звать в команду людей, которые мне не нравятся. Это как... Не знаю, все равно что поворачиваться спиной к серийному убийце с топором. Ни к чему хорошему не приведет.
Темная словно бы забыла о барбариске, которую минутой ранее сунула в руки Афанасии - говорила о своем, смотрела, в основном, в глаза собеседнице. Однако за судьбой конфеты она все-таки, на деле, очень даже следила. Ей важно было, чтобы Припятская съела сама, здесь и сейчас, а отдала угощение какому-нибудь купидончику.
Тот потом всех перестреляет не заправленной любовной магией стрелами, чего доброго. Вот уж сомнительное счастье привалит!..
Кроме того, Царина ранее не применяла свое зелье ни на ком. Так что ей следовало лично наблюдать за состоянием Фани. И, если та вдруг превратиться в гарпию, именно Мертвицкой придется ловить потравленную светлую и возвращать в исходное состояние.

+1

5

Оказывается, один раз почувствовать, что значит пропустить заговоренный пас, куда эффективнее, чем слышать об этом со стороны. Ощущения были не самые приятные, надо сказать. Но даже не смотря на это, Афанасия не чувствовала, что сделала что-то не так, ведь она вполне честно пропустила мяч, не угадав с разблокировкой, а, значит, и винить в этом не кого. Вот только боль в боку от этого не проходило. Пришлось даже применять искру, хотя и толку от обезболивающего заклинания было не слишком много, так как эффект был довольно кратковременным и через полчаса неприятные ощущения вернуться в несколько раз сильнее.
Кресло валялось неподалеку от Припятской. Это действительно был не тот предмет, чтобы играть с ним в драконбол. Слишком уж он был неповоротливый. Хотя, как оказалось, неплохо смягчал падение. Вот только ремни безопасности и правда бы не помешали. Особенно при таких экстренных посадках. Афоня и на песке оказалась только лишь потому, что не смогла удержаться в кресле и выскользнула из него, практически уже у самой земли.
Царина уже спустилась вниз, чтобы помочь встать младшей Припятской. Взявшись за руку, Афоня поднялась на ноги, чувствуя после магии некоторый дискомфорт в боку. Хотя по сравнению с тем, что было, это ощущение казалось совершенно незаметным.
- Прости. Я действительно не предназначена для этого спорта. Драконбол все же не мое. Правда, извини, - пробормотала Фаня, уже представляя, что с ней было бы, выйди она на поле во время матча. Да она оказалась бы в магпункте раньше, чем драконов бы выпустили из ангаров. При такой неспособности к драконболу ее точно бы сшибло первым выпущенным мячом, - да, больно это точно. Я, конечно, знала, что удар с заговоренным пасом не слишком приятное ощущение, но даже не подозревала, насколько. И как вы вообще после матча еще передвигаться можете? - поинтересовалась Афанасия, глядя на Мертвицкую.
Слова о ее способностях к драконболу девушку не сильно вдохновили. Видно же было, что на поле толку от нее никакого не было. Только мешалась бы, да травмировалась. И первая тренировка это вполне наглядно доказала. Поэтому Афоня уже снова собиралась сказать, что ее место на трибуне за пределами поля.
- Я в порядке. Бывало и хуже, - ответила девушка и ведь даже не соврала. Хуже действительно бывало. Особенно, когда попадался на практике особо буйный пациент, совершенно не желающий принимать помощь и постоять немного спокойно. Очень часто после подобных практик Афанасия возвращалась поцарапанная, покусанная или в синяках. А иногда комбинировала. Но даже не смотря на это, ей нравилось быть ветмагом. Наверно, только понимание того, что хорошо сделанная работа может помочь кому-нибудь не только выздороветь, но и выжить, давала девушке надежду, что она не зря этим занимается.
Протянутую конфету, Фаня взяла. И, поблагодарив, кивнула в знак того, что данная традиция останется в тайне. Не хотелось никого подводить, да и сама Афоня была не из болтливых. Конфета быстро оказалась развернутой и была на пути к полному исчезновению в богатом внутреннем мире Афанасии. При этом девушка не забывала кивать на слова капитана команды. Хотя, надо признаться, половину она уже и не слышала. Царина что-то рассказывала о команде, семье и куклах. Связь между этими тремя вещами упорно ускользала, так как Припятская чувствовала, что что-то с ней не так. Теперь она уже с радостью бы не только применила свой дар на первом попавшемся, но и от души бы повеселилась, заставляя своих загипнотизированных однокурсников вытворять совершенно немыслимые и, желательно, не слишком безопасные вещи. Хотелось прямо сейчас подняться в воздух и отработать заговоренные пасы как следует, без всех этих мук совести и понимая, что нельзя никого принуждать. Сейчас Припяткая не только верила, что это делать можно, но и понимала, что гипноз просто необходим. Слова же Царины о том, что для победы все средства хороши казались непреложным законом.
- Кажется, стоит попробовать заговоренный пас еще раз. Где там эти джины - олухи с моим креслом? Было бы неплохо его вернуть, - сейчас признать в этой девушке Афанасию Припятскую было практически невозможно. Даже выражение лица стало каким-то ехидным и наглым, - ну что, покажем им, как надо играть? - усмехнулась Фаня, вставая и кивая в сторону поля. Ей уже не терпелось попробовать на братьях гипноз. Не одной же ей сегодня падать.

+1


Вы здесь » ЧАРОПЛЁТОВЫ ЛАПТИ » ВОЛШЕБНЫЙ МИР » Я слишком долго была доброй


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC